Previous Entry Поделиться Next Entry
Влияние иностранных инвестиций на рост экономики в развивающихся странах
yury_st
Попов В.В., "Стратегии экономического развития".

Кажется, что быстрорастущие экономики должны привлекать капитал со всего мира, так что их баланс по текущим операциям будет отрицательным, а дефицит будет покрываться импортом капитала.
Иначе говоря, логично ожидать, что быстрорастущие страны, в которых отдача от инвестиций высока, будут чистыми заемщиками, то есть будут постоянно иметь дефицит по балансу текущих операций.

На самом деле в мире практически нет стран, которые бы имели низкий уровень сбережений и высокие инвестиции. Более того, быстрорастущие экономики, как правило, имеют профицит, а не дефицит платежного баланса. Такое соотношение может показаться противоинтуитивным, но данные свидетельствуют именно об этом.

Иначе говоря, все страны «экономического чуда» полагались именно на внутренние сбережения, а не на привлечение займов из-за границы.

С этим парадоксом связан и вопрос о помощи развитию: если международное финансирование дефицитов платежного баланса не ведет к быстрому экономическому росту, надо ли предоставлять помощь развивающимся странам?

Приток [иностранной] помощи может иметь отрицательные последствия. Самый широкопризнаваемый отрицательный эффект состоит в том, что помощь, как и любой приток капитала, ведет к завышению валютного курса, что может создать стимулы для сектора неторгуемых товаров в ущерб сектору торгуемых товаров, если внутренние относительные цены изменятся соответствующим образом в ответ на изменение курса. Эти сдвиги могут быть особенно резкими там, где уже прошла всеобъемлющая либерализация внешней торговли, включающая отмену количественных ограничений на импорт. Иностранная помощь может вызвать и повышение инфляции, если она тратится не на импорт, а на увеличение госрасходов на неторгуемые товары или на закупку таких товаров и услуг, производство которых не может быть быстро увеличено в ответ на расширение спроса. Более глубокая крити-ка помощи связана с ее потенциально отрицательным воздействием на внутренние сбережения из-за возможного замещения внутренних сбережений внешними (помощью). Хотя, если полного вытеснения внутренних сбережений помощью не происходит, помощь должна привести к общему увеличению ресурсов для инвестирования.

Однако если развивающиеся страны смогут избежать этой ловушки и использовать помощь для государственных производительных инвестиций, которые способствуют росту в настоящем и будущем, ее макроэкономические последствия будут положительными [Reddy, Minoiu, 2006; Gosh, 2007].

Большинство людей, естественно, ожидают, что увеличение помощи приведет к  увеличению расходов. Но  многие не понимают, что это только половина дела — помощь только тогда приносит пользу странам-получателям, когда она должным образом поглощается.

Как бы то ни было, общий размер помощи развитию не настолько велик, чтобы считать помощь ключевым фактором роста.

Представляется, что затраты на исследование эффективности помощи развитию непропорционально высоки в сравнении с исследованиями других аспектов мирохозяйственных связей развивающихся стран, таких как барьеры на пути экспорта из стран Юга, в том числе и экспорта сельскохозяйственных товаров (субсидии фермерам в странах Запада); использование торгового протекционизма и протекционизма валютного курса (его занижение) для стимулирования экономического роста в развивающихся странах; режим передачи технологии из стран Севера странам Юга и режим защиты прав на интеллектуальную собственность; устранение преград для эмиграции неквалифицированных специалистов на Запад и предотвращение «утечки мозгов» из развивающихся стран; контроль за движением капитала и прямых иностранных инвестиций; справедливое распределение бремени на борьбу с загрязнением среды и глобальным потеплением и т. д. Реформы в каждой из этих сфер мирохозяйственных связей могли бы принести больший эффект для ускорения роста развивающихся стран, чем вся помощь развитию вместе взятая.

Таким образом, ни помощь развитию, ни — в более широком смысле — приток капитала из-за рубежа не гарантируют, что произойдет ускорение темпов экономического роста.

При полной свободе международного движения капитала страны не могут более контролировать приток и отток капитала, а его движение в обоих направлениях может иметь серьезные нежелательные последствия. Финансовая либерализация и мобильность капитальных потоков создали поэтому проблему, аналогичную старой «голландской болезни», при которой приток капитала вызывает повышение реального валютного курса, что, в свою очередь, ведет к изменениям в реальном секторе — и всему этому процессу имманентно присуща нестабильность во времени.

Традиционные количественные ограничения на движение капитала (административные ограничения и контроль) продолжают широко использоваться развивающимися странами, включая ключевые страны, такие как Индия и Китай, несмотря на постепенную либерализацию их балансов движения капитала… Большинство экономистов предпочитают регулирование притока капитала, а не оттока…

Требуются специальные ограничения и предписания, включая четкие правила для задолженности госсектора, прямой механизм контроля над иностранными займами и правила для государственного сектора о минимальных сроках займов и максимальном превышении процентных ставок (над рыночными). Эти правила должны применяться не только к центральному правительству, но и к правительственным агентствам и к региональным властям [Spiegel, 2007].

Прежняя традиционная мудрость о том, что движение капитала через национальные границы должно быть как можно более свободным, как и международная торговля, похоже, отходит в прошлое. Все больше исследований свидетельствуют, что прямой связи между свободным движением краткосрочного капитала и экономическим ростом нет.

Если до азиатского кризиса 1997 г. регулирование займов частного сектора, особенно займов за рубежом, считалось неприличным нелиберальным вмешательством в действие рыночных механизмов, то по-сле этого кризиса меры по контролю над движением краткосрочного капитала приобрели респектабельность, а идея «двойной либерализации» (twin liberalizations) — национальной кредитно-финансовой системы и платежного баланса по капитальным операциям, напротив, утратила свою привлекательность и даже стала рассматриваться как рецепт подрыва национальной валюты.


________________________________________________

Александра Божечкова, Г. Горюнов, и др., "Ограничения на движение капитала: мировой опыт и уроки для России"

Однако чрезмерный приток ПИИ несет в себе риски, связанные с избыточным укреплением национальной валюты страны-реципиента и, как следствие, с потерей ее конкурентоспособности, с ускорением инфляционных процессов, обусловленных попытками органов денежно-кредитного регулирования проводить валютные интервенции. Помимо этого приток иностранного капитала в ряд стратегически важных отраслей будет способствовать передаче контроля за предприятиями нерезидентам, что может оказаться неприемлемым по политическим причинам [Garcia, Valpassos, 1998].

Наиболее активно практика введения ограничений на приток прямых иностранных инвестиций по перечисленным выше мотивам используется в Китае и Индии. Несмотря на то что в этих странах процесс либерализации финансового счета, запущенный в начале 1980-х годов, был направлен в первую очередь на привлечение прямых иностранных инвестиций, существенные ограничительные меры в виде установления лимитов на ПИИ в ряд секторов экономики использовались и на протяжении 2000-х годов [Jadhav, 2005; Guonan, McCauley, 2007; Hutchison et al., 2010].

?

Log in