Previous Entry Поделиться Next Entry
Два типа промышленной политики — импортозамещение и поощрение экспорта
yury_st
В.В.Попов, "Стратегии экономического развития"


"Есть два типа промышленной политики — импортозамещение и поощрение экспорта.
Грубо говоря, в рамках первого варианта приоритет отдается слабым и неконкурентоспособным отраслям, тогда как в рамках второго варианта стимулируются, напротив, сильные и конкурентоспособные отрасли.
При импортозамещении госсубсидии идут в отрасли, которые не только не экспортируют свою продукцию, но и не могут конкурировать с импортом на внутреннем рынке.
При экспортной ориентации, напротив, поддержка оказывается отраслям и предприятиям, которые уже прорвались на внешний рынок или у которых есть хорошие шансы увеличить экспорт.

Определения, используемые в  литературе, к  сожалению, разноречивы. Скажем, протекционистская защита внутреннего рынка обычно считается импортозамещением. Поэтому часто утверждается, что страны Восточной Азии — Япония и «тигры» (Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг) в 50-е годы, когда они создавали свой промышленный потенциал чуть ли не с нуля, защищая внутренний рынок высокими таможенными барьерами, придерживались импортозамещающей стратегии, а с 60-х годов, когда эти страны сделали упор на поощрение экспорта, переориентировались на экспортно ориентированный рост. Почему же импортозамещение 50-х годов. в Азии стало основой их последующего быстрого экспортноориентированного роста, а в Латинской Америке, Африке, Индии и СССР схожая политика закрытости при первоначальной индустриализации не привела к последующему прорыву на мировые рынки?
Можно поддерживать отрасли уже экспортирующие или с перспективой на экспорт, то есть самые конкурентоспособные или ориентированные на то, чтобы стать таковыми (если не становятся и не начинают экспортировать, поддержка прекращается). А можно защитить внутренний рынок от иностранной конкуренции (скажем, высокими таможенными пошлинами) и при этом довольствоваться тем, что он снабжается отечественными производителями, не экспортирующими свою продукцию (импортозамещение). И в том и в другом случае можно использовать протекционистскую защиту внутреннего рынка; разница в том, что одна эта защита — без стимулирования экспорта — ведет только к сохранению неэффективных производств, а такая же защита со стимулированием экспорта ведет не только к сохранению неэффективных производств, но и к их превращению в эффективные.

Другая стратегия [экспортной ориентации], которая тоже начинается с  импортозамещения и протекционистской защиты отечественного рынка, с необходимостью предполагает создание на определенном этапе государством стимулов к перемещению ресурсов в конкурентоспособные и уже преуспевающие в экспорте отрасли, подталкивающая структурную перестройку в том направлении, в котором она уже идет, неумолимо увлекаемая силами мировой рыночной конкуренции. Эта стратегия проводилась сначала в Японии, затем в Южной Корее, на Тайване, в Гонконге и Сингапуре, позже — в странах ЮВА и Китае и привела к впечатляющим результатам.

При  более детальном рассмотрении можно выделить три этапа промышленной стратегии в ее наиболее успешном восточноазиатском варианте.
На первом этапе (импортозамещение) создания прежде отсутствующей отрасли слабый национальный производитель защищается от иностранной конкуренции. Как говорят, однако, протекционистские меры, скажем, таможенные пошлины, легко ввести, но сложно отменить.
Успех стран Восточной Азии, по мнению многих наблюдателей, был связан как раз с тем, что они не задержались на первом этапе протекционистской защиты, но смогли быстро перейти ко второму этапу — всемерному поощрению экспорта при одновременном снижении таможенных барьеров. На этом втором этапе поддержка предоставляется уже не всем отечественным производителям новых отраслей, но только тем, которые прорываются на внешние рынки. Те производители, которые не смогли создать базу для экспортной экспансии за время первого этапа, обречены на банкротство.
Наконец, третий этап — отказ от поддержки даже экспортно ориентированных предприятий и отраслей и фактически отказ от активной промышленной политики: когда отрасль завоевывает позиции на внешнем рынке, ее дальнейшая поддержка считается нецелесообразной.

Способов поддержки экспорта много, но главным инструментом является занижение валютного курса через накопление валютных резервов центробанком: когда последний закупает валюту в размерах, превышающих предложение участников рынка, то есть создает избыточный спрос на валюту, курс национальной денежной единицы понижается. Искусственная заниженность курса создает преимущества для всех производителей торгуемых товаров за счет производителей неторгуемых товаров, что позволяет стимулировать экспорт, производство и  сбережения через ограничение импорта и потребления. Такого же эффекта можно в принципе добиться, манипулируя налогами, скажем, через введение импортных пошлин и экспортных субсидий. Однако занижение курса через накопление резервов — неселективный инструмент промышленной политики, имеющий очевидные преимущества перед селективными (дифференцированные по отраслям и предприятиям налоги и субсидии) в условиях высокой коррупции.

Заниженный курс имели Япония, Корея, Тайвань и  Сингапур несколько десятилетий назад, когда они еще были «бедными» и догоняли развитые страны; заниженным курсом пользуются в последние десятилетия государства Юго-Восточной Азии, поддерживая его на уровне 20 – 40 % от паритета покупательной силы, то есть на таком уровне, что их цены при пересчете в доллары оказываются в 2,5 – 5 раз ниже американских. Китай упорно отказывается ревальвировать курс, несмотря на нажим США, хотя его цены составляют всего 20 – 25 % от американских, и продолжает накопление валютных резервов.

Теперь таможенные пошлины уже менее важны, чем защита с помощью занижения валютного курса (так называемый протекционизм валютного курса, практикуемый Китаем и другими странами, быстро накапливающими валютные резервы), с помощью контроля над ценами, субсидий, налоговых скидок и преференциальных кредитов отдельным отраслям и предприятиям.

Меры протекционистской защиты отечественного производства:

Как свидетельствуют некоторые работы [Полтерович, Попов, 2006а; 2006б], существует критический уровень институциональных способностей государства, который делает возможным применение селективных методов промышленной политики, таких как прямые субсидии, налоговые стимулы, кредиты Банка развития по преференциальным ставкам, госзакупки, частно-государственные партнерства, экспортные и импортные пошлины. Неселективные же методы промышленной политики, такие как занижение валютного курса через накопление валютных резервов, занижение внутренних цен на топливо и энергию (то есть автоматическое распределение ресурсной ренты потребителям энергии, а не производителям), государственные инвестиции в  отрасли инфраструктуры - работают как при плохих институтах, так и при хороших.

Таким образом, на одном полюсе — поддержка конкретных отраслей или даже фирм. На другом — универсальные меры, такие как политика валютного курса, помощь в создании инфраструктуры и универсальных банков реконструкции и развития, налоговая политика стимулирования инноваций, поощрение освоения новых технологий путем создания льготных условий их  импорта и  регулирования иностранных инвестиций.

Селективные меры требуют большей информированности и гораздо более рискованы. Кроме того, они в большей степени, чем многие из универсальных мер, стимулируют присвоение ренты. Чем выше степень неопределенности и ниже качество бюрократии, тем менее эффективна селективная политика.

...таможенные тарифы «не работали» в странах с плохими институтами, а занижение валютного курса «работало», то есть стимулировало рост. В частности, повышение тарифов способствовало экономическому росту в странах с относительно низким душевым ВВП и невысоким уровнем коррупции (экономики, в которых ВВП на душу населения составлял в 1975 г. менее 50 % от аналогичного показателя США, а уровень остаточной коррупции — менее 10; последнее значение примерно соответствует середине списка стран — к их числу относились, например, Египет и Венгрия). Развитые страны не нуждались в увеличении тарифов, не приносило оно выгод и сильно коррумпированным экономикам.

Для стран, богатых ресурсами и экспортирующих сырье, хорошие институты оказываются особенно важными.


ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Я не согласен с автором в том, что "эта защита — без стимулирования экспорта — ведет только к сохранению неэффективных производств". И без экспортной ориентации можно создавать высокоэффективные производства, и стимулом для этого будет внутренняя конкуренция с импортом, таможенную защиту от которого надо постоянно уменьшать.

2. Стратегия экспортной ориентации проводилась ПОСЛЕ проведения политики импортозамещения. То есть, России об этом думать пока ПРЕЖДЕВРЕМЕННО.

3. Страны Юго-Восточной Азии (кроме Китая, но и там покупательский спрос основной части внутреннего рынка слишком мал) имеют достаточно малый внутренний рынок, чтобы на него можно было ориентировать их промышленную политику. В отличие от рынка России.

?

Log in

No account? Create an account