Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

АВТОРСКИЕ ТЕМЫ


  1. Социал-солидаризм - новая форма социально-ориентированного общества

  2. Идеология нового социализма - социал-солидаризм

  3. Новый курс для России

  4. Безусловный базовый доход как новая идеология

  5. СОЦИАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА - единственный выход из кризиса

  6. Основа социальной экономики

  7. Мои мысли и афоризмы

  8. Закон спроса и предложения в моей формулировке

  9. О роли товарно-денежных отношений в обществе

  10. Моя периодизация истории

  11. Социальная стратификация: марксисты опять не правы

  12. О примитивности классового подхода

  13. Экономика для "чайников"

  14. Новая налоговая системы для России

  15. Принципиальная ошибка в философии К.Маркса

  16. Ещё одна ошибка К.Маркса - логическая

  17. Следствие из признания ошибочности марксизма - необходимость введения ББД

  18. Карл Маркс был лаптем

  19. Проблема отчуждения не решается так, как это предполагал Маркс и Келсо

  20. О классовой борьбе

  21. Три закона рыночной экономики

  22. Самая главная ошибка Сталина и большевиков - марксизм!

  23. Тактика РФ по отношению к "открытым границам" - монополия государства на импорт

  24. О Единой Централизованной Плановой Системе

  25. Главная ошибка большевиков в области планирования

  26. Стратегическое планирование

  27. Кибернетики разрушили СССР

  28. Что такое деньги на простом примере

  29. Механизм эмиссии денег

  30. Приоритеты монетарной политики в контексте национальных интересов

  31. Не государственное планирование, а государственное стимулирование!

  32. Вопросы по межотраслевому балансу (МОБ)

  33. Был ли в СССР государственный капитализм

  34. Об уровне монетизации экономики

  35. Ответ на статью Э.Бирова о конференции движения "ЗА ПРАВДУ"

  36. Как отделить овец от козлищ?

  37. Роль платежеспособности населения в экономике

  38. В чём гениальность Кейнса и его недоработка

  39. Главный секрет советской экономики

  40. О церебральном сортинге С.В.Савельева

  41. Зачем крупному бизнесу и ТНК нужны деньги

  42. ПОЧЕМУ "СГОРЕЛИ" ВСЕ СОВЕТСКИЕ СБЕРЕЖЕНИЯ И САМ СОВЕТСКИЙ СТРОЙ

  43. "Совки" как жертвы советского образования

  44. О ЕГЭ и системе школьного образования

  45. О Творце и смысле жизни

  46. Первопричина эволюции и законов Природы

  47. О справедливости и эгоизме

  48. Моя теория социальной стабильности

  49. ТАЛОННЫЙ КОММУНИЗМ

  50. Враг социал-солидаризма - чванство

  51. О новом профсоюзном движении в России

  52. Николай Кондратьев О ПЛАНИРОВАНИИ (конспект)

  53. Чьи социальные конфликты надо решать в России

  54. ЧТО ОТ НАС СКРЫВАЛИ КОММУНИСТЫ

  55. Моя теория - почему горцы живут дольше

  56. О "КОЛЛЕКТИВНОМ РАЗУМЕ"

  57. Об интеллекте и невозможности создания ИИ

  58. О конкуренции как механизме эволюции и роли кризисов

  59. "Отчуждение" по Марксу

  60. Отличия цивилизаций

  61. Эволюция, Бог и Библия

  62. Что значит фраза "От каждого по способностям"

  63. Как избежать кризисов перепроизводства

  64. Зря нас пугают ростом финансового сектора

  65. Ответ А.Вассерману по поводу предпочтительности планирования

  66. Почему нельзя запретить оффшоры

  67. О ВАУЧЕРНОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ

  68. В социо-гуманитарных сферах не может быть оптимального решения

  69. О борьбе за существование в природе

  70. О мечтах

  71. Как модернизировать систему образования

  72. О неприменимости законов физики и химии в социальных науках

  73. Закон сохранения энергии противоречит формуле Эйнштейна

  74. Моя теория наследственности и изменчивости

  75. Возражения Ю.Пивоварову

  76. КАК ОПРЕДЕЛЯТЬ КОМПЕТЕНТНОСТЬ, или об индексе цитирования

  77. Что такое синергетические процессы

  78. Вынужденно - о переходе СССР к рыночной экономике

  79. Пара слов в защиту от сталинистов Хрущева Н.С.

  80. Некоторые замечания по поводу "Перестройки" и плана "500 дней"

  81. Проект программы

  82. О глобализации

  83. Причины дефицита в плановой экономике

  84. Возражение КОМОЛОВУ О.О.

  85. О гениальности - как возражения Т.Черниговской

  86. Необходима реформа образования

  87. О циклических колебаниях в экономике

  88. Степень конкуренции зависит от удовлетворенности потребностей

  89. Вопрос о переходе с НДС на НсП (налог с продаж)

  90. Альтернативные монетарные режимы: проблема выбора

  91. Куда же уходит сеньораж?!

  92. Чтобы поставить точку в разговорах о сеньораже

  93. Доля бюджета в ВВП

  94. С.Блинов опять неправ...

  95. Зачем Человек?

  96. В чем проблема в монетарной сфере

  97. Почему наша элита так боится "программы Глазьева"?

  98. Как определяется мировая цена нефти

  99. Что делать?

  100. "Объедает" ли Америка другие страны

  101. Что является двигателем экономики

  102. Объем денежной массы в обращении

  103. О валютном правлении - Currency Board

  104. Деньги Гезеля и демередж

  105. Мои возражения Дж.М.Кейнсу

  106. Какая же модель экономики нужна России?

  107. М.Антонову о косыгинской экономической реформе

  108. В чём я вижу главную ошибку Путина

  109. Как сделать россиян богатыми и создать 25 млн новых рабочих мест

  110. Какая экономика нужна России

  111. Миф о двухконтурной денежной системе в СССР

  112. Миф о двухконтурной денежной системе при Сталине (П.Грегори)

  113. Может ли у России быть особый путь развития?

  114. Может ли папуас быть счастливым?

  115. Либерализм - западная идеология цивилизованного рабства

  116. О поверхностном мышлении

  117. И снова об экономической политике

  118. Так ли плоха инфляция, как её малюют?

  119. Вся власть Советам!

  120. К вопросам модернизации и инновационного развития

  121. Актуальна ли сейчас для Россиии постиндустриальная экономика?

  122. О перспективах поиска товара "нового технологического уклада"

  123. Какова роль Центрального банка России?

  124. К вопросу об инновациях

  125. Новая экономическая модель для России

  126. Сколько денег должно быть в экономике

  127. Основы новой экономической концепции

  128. России нужны ГосНИИ и НПО, а не Кремниевая долина

  129. Главная причина нынешнего кризиса

  130. Надо научиться использовать наши реальные конкурентные преимущества

  131. Пара слов в защиту коррупции и о конкуренции

  132. Оптимальная форма правления

  133. О практике "формирования потребностей"

  134. Новая налоговая политика

  135. Теория понятия конкуренции в экономике

  136. Пенсионная реформа

  137. О будущем России

  138. Замечания по книге Петра Мягкова "Русская политическая экономия"

  139. Критика программы Столыпинского клуба "Экономика Роста"

  140. Что является двигателем экономики

  141. Почему Запад переходит на отрицательные процентные ставки по кредитам?

  142. Как банкиры дурят людей, или какими могут быть кредитные ставки

  143. Паршев А.: крушение легенды

  144. О роли идеологии в стране

  145. Капитализм и протестантская этика

  146. Какое предложение может родить повышение спроса?

  147. О "теории постиндустриального общества"

  148. ДАЁШЬ 80% ДОБАВЛЕННОЙ СТОИМОСТИ В ФОНД ОПЛАТЫ ТРУДА!

  149. О теории кризиса Хазина

  150. Моя теория: "левши" и "правши" - от чего это зависит?

Моя группа "Новый курс для России" в Фейсбуке
Моя группа "Социал-солидаризм для России" в Фейсбуке

П.Грегори о степени интеграции управления в производство

Пол Грегори, "Политическая экономия сталинизма"

...общее правило: чем более интегрированы управленческие структуры, тем больше вероятность того, что ресурсы будут использованы наиболее рациональным образом. Чем больше разделены органы управления производством, тем ярче представлена тенденция отдавать в вопросах снабжения предпочтение «своим» предприятиям перед предприятиями, подчиненными другим министерствам и ведомствам. Соответственно в вопросах снабжения потребителей высокоинтегрированный ВСНХ (до его разделения в 1932 году) работал четче, чем НКТП. Пристрастного отношения (политики льгот по отношению к одним предприятиям в ущерб другим), по крайней мере теоретически, можно было избежать, если бы материальные балансы составлялись и реализовывались организациями, отстаивающими государственные интересы, такими, как СНК или Госплан, но большинство балансов подготавливалось не Госпланом, а сбытовыми подразделениями наркоматов и главков, такими, как Стальсбыт. Для Стальсбыта машиностроители были чужаками, поскольку принадлежали «чужому» главку. А интересы предприятий-потребителей стали, входивших в НКЛП, были еще более чужды производителю, поскольку эти заводы подчинялись даже не «чужому» главку а «чужому» министерству.

Если бы эффективность того или иного института оценивалась по частоте выполнения приказов центра, то наркоматы и главки получили бы неудовлетворительную оценку. Конфликт принципал-агент между диктатором и наркоматом был постоянным и острым. Производственные возможности утаивались, заявки на ресурсы завышались, а информация скрывалась, даже несмотря на то, что тремя крупнейшими наркоматами руководили члены Политбюро. «Борьба за план» показывает «централизованное управление ресурсами» Залески в действии: постоянное перераспределение ресурсов в результате петиций, жалоб и произвольных изменений. Самой слабой стороной системы было снабжение. Большая часть борьбы происходила в сфере снабжения, а не производства. Наркоматы и их отделы снабжения не справлялись с вопросом нахождения материального баланса на практике; число работников наркоматов, занятых проблемами снабжения, не уступало или даже превосходило количество служащих, занятых вопросами производства. По сути, широко разрекламированные материальные балансы составлялись наркоматами, а не Госпланом или другими государственными организациями. Экономические агенты в первую очередь обеспечивали сами себя и лишь потом предприятия, подчинявшиеся другим главкам и наркоматам, если до удовлетворения их заявок вообще доходило дело. С дроблением наркоматов на более мелкие организации проблема снабжения «мы-и-они» усиливалась, вынуждая экономических агентов защищать себя путем создания автаркических производственных структур.

Наше описание осуществления материальных балансов на практике - еще один гвоздь, забитый в гроб концепции «научного планирования». Снабженцы работали, основываясь главным образом на интуиции, совершенно ясно осознавая, что предприятия завышали заявки на производственные ресурсы. Абсурдность сложившейся ситуации показывает тот факт, что предприятия выполняли поставленные перед ними производственные задачи даже при пятидесятипроцентном снабжении от запрошенных производственных ресурсов. Некое подобие порядка обеспечивалось сердитыми окриками-приказами вышестоящих органов обеспечивать в первую очередь снабжение приоритетных заводов тяжелой промышленности, оборонных предприятий и важнейших строек. Но даже правящая элита не могла добиться поставок материалов в том количестве и в те сроки, в которые она приказывала их поставить.

Происхождение денег. Гипотеза Олега Григорьева

Как известно, первые деньги из драгоценных металлов — это деньги, которое выпускало малоазиатское государство Лидия. Они были сделаны из электрума, естественного сплава серебра и золота. Известно, где они выпускались, там и только там есть месторождения электрума. Известно также, насколько быстро и широко эти деньги распространились по всему Средиземноморью. Давайте попробуем эту известную историю более корректно описать.

Итак, гипотеза. Есть государство. Оно собирает налоги в натуральной форме и помещает собранные продукты на склад. Есть монеты, но они изначально не предназначаются для обмена. Монеты — своего рода складская расписка.

У государства есть наемная армия, а у армии есть армейские склады, которые снабжают каждого солдата по потребностям. Предположим, что эти потребности определены для каждого солдата — буханка хлеба, кувшин вина в сутки или в какой­-то другой пропорции — две буханки хлеба и кувшин вина. Мы должны как­-то контролировать, чтобы солдат не брал со склада лишнего. Мы выдаем ему две монеты, на каждую из которых он может получить либо две буханки хлеба, либо кувшин вина, можешь взять четыре буханки, если непьющий, или наоборот, если сильно пьющий, или как­-то там еще в рамках дня или месяца скорректировать свое потребление.

Есть склад, выдали монеты, на складе установлена пропорция выдачи продуктов. С монетами солдат может все время обращаться на склад. Предположим, что он оказался далеко от склада и зашел к какому­-то гражданскому лицу, которое либо само является воспроизводственным контуром, либо его частью, и говорит: «Дайте мне кувшин вина, а я вам дам за это монету. С дисконтом — кувшин вина без одного глотка».

Тот, кто берет у солдата монету, может пойти на склад и «восстановить» кувшин вина, а может получить хлеб (в заданной пропорции). У этого воспроизводственного контура появилась внешняя пропорция между вином и хлебом, которой раньше не было, появилась монета, с помощью которой можно взаимодействовать со складом и пытаться что­то выиграть (рис. 20).


Посмотрим на рис. 21.

Вот разные воспроизводственные контуры: замкнутые, внешние. Монеты начинают друг с другом взаимодействовать сначала через склад (это место, в котором вы всегда можете обменять необходимое). А в какой­-то момент воспроизводственные контуры начинают взаимодействовать друг с другом.

Нетрудно понять, что первый рынок появляется рядом со складом, там, куда сходятся владельцы монет, чтобы получить возмещение за ранее отпущенные продукты. А рядом находится производитель, который понимает, что, если он за свой хлеб получит монету, он сможет с выгодой обменять ее на вино. Но так получилось, ему монеты не досталось. Но он может ее получить, предложив свое зерно тем, кто в нем нуждается и владеет монетами. Те, чтобы не стоять в очереди на склад — а там, как мы знаем из собственного опыта, то санитарный день, то учет, то еще какая заминка, — охотно поменяются.

Другие будут предлагать вино — и пошло-поехало, вот уже и рынок образовался, где обмен товарами при посредничестве монет происходит помимо склада. А если мы учтем, что склад — это не просто склад, а крепость или замок (чтобы никто не растащил государственные запасы), то вот вам уже и вполне полноценный город образуется. Город-государство.

Ремесленники, производство которых не связано с землей, переселяются поближе к рынку (и к крепостным стенам). И вся система начинает бурно развиваться. В последнем случае нам, правда, придется выйти за пределы товарной пары зерно-вино, но что нам мешает это сделать?

Продолжим фантазировать. Пока владельцы монет, пришедшие из отдаленных мест, стоят в очереди и ждут, когда закончится санитарный час, они, само собой разумеется, разговаривают. Ищут земляков, интересуются, кто и зачем пришел, с какими трудностями столкнулся, как отбивался от разбойников.

И понимают, что им вовсе не надо было тащиться в такую даль, поскольку выгодную сделку они могли бы совершить, не уходя далеко от своих мест. Тогда они договариваются, что в следующий раз, когда им в руки попадется монета, они будут искать партнеров поблизости. Тем более что в таком случае они получат еще и дополнительную выгоду.

Монета­-то досталась им с дисконтом. Но теперь на склад идти не надо, а можно все сделать на месте. Так начинает формироваться первый пояс локальных рынков. Эти рынки втягивают в свою сферу новых производителей, и ойкумена денежного обращения постепенно расширяется. На рис. 21 я этот процесс расширения товарной ойкумены тоже отобразил.

Обращу ваше внимание, что мы ввели монету и связанные с нею ценовые пропорции совершенно произвольно, не опираясь ни на какие «фундаментальные» факторы. И процесс пошел. Участники процесса не обращают внимания на это обстоятельство и охотно обмениваются по предложенным им непонятно почему ценам.

Как долго может это продолжаться? Ну, теоретически, пока деньги, постепенно распространяясь, не расползутся по всему обитаемому миру. Государство может неограниченно печатать деньги, и они будут сохранять свою изначально заданную ценность, а цены будут неизменными.

В конечном счете склад может вообще исчезнуть, и этого никто не заметит. Агенты государства будут получать монеты и покупать все им необходимое на ближайшем рынке. Новые порции монет будут способствовать дальнейшему расширению рынков и так далее.

Ну действительно, возьмем те же самые лидийские монеты. Известно, где располагалось государство Лидия и где находят выпущенные в нем монеты. Имело ли какое-­нибудь значение для людей, живших, например, на Сицилии и торгующих за монеты на местном рынке, существует ли в далекой Лидии, о которой они, быть может, никогда не слышали, какой­-то там склад? Не только склад может перестать существовать, но само государство Лидия может кануть в Лету. На привычку людей пользоваться деньгами это обстоятельство нисколько не повлияет.

Еще раз повторю свою мысль. Сегодня обеспечением денег является не склад, а развитая система рынков, на которых за эти конкретные деньги можно купить необходимый товар. Для глобальной валюты никакого склада не нужно, а когда она начнет утрачивать свой статус, никакого склада не будет достаточно для того, чтобы этому препятствовать. И на этом гипотетическом складе не золото должно храниться, а зерно, ткани, бензин, металлы, автомобили, станки, компьютеры и, прости Господи, айфоны.

Еще раз напомню, в реальной истории никто специально запуском денег в обращение не занимался. А начиная с некоторого момента исчезновение склада не повлечет за собой отказа от пользования деньгами.

Почему?

Да потому, что старые воспроизводственные контуры с их системой управления и распределения продукции распадаются, восстановить эту систему невозможно и денежный обмен становится безальтернативным. Никто не заинтересован в том, чтобы отказаться от использования денег. И то обстоятельство, что они ничем не обеспечены, не имеет никакого значения.

http://worldcrisis.ru/crisis/2373460

Еще о реформах Петра Первого. Неудавшихся.

Владимир Брюханов, "Заговор графа Милорадовича"

Петру досталась страна, пребывавшая в течение нескольких предшествующих веков в добровольной и достаточно прочной изоляции от Западной Европы. Торговые связи, поддерживаемые через Архангельск, особой роли не играли, а немногочисленные иностранцы, добиравшиеся до центра России, никаких просветительских задач не решали, да им этого и не позволяли. Ближайшие соседи на западе и северо-западе — Швеция и Речь Посполита — были уже традиционными противниками; их интересам также никак не соответствовало проникновение в Россию новейших технологий. От южных морей Россия была отрезана враждебной Турцией, взявшей на себя главенство и над остатками татарских завоевателей.

Последствия изоляции оказались более чем плачевными: достаточно указать, что, например, первая домна была построена в Европе в 1443 году, а в России — не ранее 1636 года. Чистых двести лет отставания!
Петр понял, что его поражение под Нарвой — вовсе не случайность и не только гнусные происки внутренних и внешних врагов (как постарался представить дело его великий предшественник Иван Грозный, оказавшись в аналогичной ситуации). Не имея в руках современной военной техники и не освоив ее тактического применения, невозможно было надеяться на успех в борьбе со Швецией — одной из самых передовых и сильных тогдашних европейских держав.

Реформы Петра, вполне заслуженно прозванного Великим, отличались глубиной и коварством замыслов, неуклонной волей и жестокой решимостью при исполнении. Начались они с неслыханных по масштабам акций промышленного шпионажа.

Самолично обшарив Западную Европу, организовав там эффективнейшую деятельность собственных эмиссаров и резидентов, завербовав множество перебежчиков и агентов влияния и используя взаимные противоречия западноевропейских правительств, Петр проник во все секреты западной технологии и обзавелся кадрами, способными внедрять их в России.

В конце жизни Петр считал свой успех невероятной удачей и отказывался понимать вопиющую глупость европейцев, явно не оценивших, какого врага они взрастили на собственную голову — это вовсе не вольная трактовка с нашей стороны, а действительно мнение самого Петра, неоднократно им высказанное.
Прямые военные расходы в 1701 году достигли почти 80 % тогдашнего государственного бюджета, и никогда позже не поднимались до такой рекордной отметки!

Зато и достижения Петра оказались впечатляющими: выход к Балтийскому морю, который до сих пор умудрилась сохранить Россия, и новая столица, по сей день остающаяся одним из красивейших городов мира. Эти достойные памятники Петру и позволили успешно скрывать до нашего времени, что вся деятельность Петра завершилась грандиозным и чудовищным крахом. А все дело оказалось в цене, которою Петр заставил собственный народ оплатить эти баснословные успехи.

При Петре каждый государственный служащий был буквально рабом вышестоящего начальника, а представители низших слоев населения, вроде бы не имеющие никакого отношения к государственному аппарату, были в полной личной зависимости от любого представителя власти. Насильственной мобилизацией была собрана не только беспрецедентно огромная армия (ее численное превосходство стало решающим фактором в Полтавской битве), но и фабричный контингент уральских заводов и других многочисленных предприятий новейшей промышленности. Мало того, даже руководство этих фабрик было невольниками государства в гораздо большей степени, чем через два века их преемники — «красные директора».
Добившись впечатляющих военных успехов, Петр столкнулся с совершенно неразрешимой проблемой: государству было не по карману содержать столь громадную армию — она более чем втрое превышала предельную норму, какую могли выдержать европейские государства в XVIII веке — 1 % численности населения. Демобилизовать же ее оказалось невозможно.

К каким ужасающим разрушительным последствиям может приводить неуправляемая демобилизация огромной армии — это России предстояло испытать осенью 1917 года. Но и много раньше это было очевидно всякому здравомыслящему человеку.

Армию, таким образом, необходимо было сохранять. Но государственных средств катастрофически не хватало. Это привело к следующему экстравагантному решению: в конце царствования Петра страна была поделена на территории, отданные в распоряжение отдельным воинским частям. Последние должны были взять на себя сбор налогов, а также самоснабжение, не зависящее от центрального государственного аппарата, на основе принципов действия оккупационной армии, захватившей чужую враждебную страну .
Любой русский солдат мог сапогом распахнуть дверь любого российского жилища и безропотно получить пищу, ночлег и женщину. Отпор мог дать лишь начальник более высокого ранга, оказавшийся внутри — и тут уж горе самоуправщику! Впрочем, по внешнему виду российских жилищ было трудно впасть в ошибку.

Зверская политическая ломка, осуществленная Петром, не подвергалась в последующие века объективной оценке и осуждению в должных масштабах. Критика петровского режима стала лишь уделом отдельных исторически образованных мыслителей. Так, например, известный российский философ и идеолог Г.П.Федотов писал в парижской эмиграции в 1927 году: «Сейчас мы с ужасом и отвращением думаем о том сплошном кощунстве и надругательстве, каким преломилась в жизни Петровская реформа. Церковь ограблена, поругана, лишена своего главы и независимости. Епископские кафедры раздаются протестантствующим царедворцам, веселым эпикурейцам и блюдолизам. К надругательству над церковью и бытом прибавьте надругательство над русским языком, который на пол-столетия превращается в безобразный жаргон. Опозорена святая Москва, ее церкви и дворцы могут разрушаться, пока чухонская деревушка обустраивается немецкими палатами и церквами никому не известных календарных угодников, политическими аллегориями новой Империи. Не будет преувеличением сказать, что весь духовный опыт денационализации России, предпринятый Лениным, бледнеет перед делом Петра. Далеко щенкам до льва».

Петровский режим тоже привел Россию к полному разорению. Этот факт тщательно замалчивался всей послепетровской официальной пропагандой — очень красочное проявление российской специфики!
У Петра не было ни Освенцима и Треблинки, ни Лубянки и ГУЛАГа, но он прекрасно обходился и без таких эффективных учреждений: численность российского населения сократилась за годы его правления почти на четверть! Нечто подобное периодически случалось в России и в более древние времена, но после Петра такими достижениями не мог похвастать ни один из кровавых властителей!

Массами гибли мобилизованные на строительство новой столицы в болотистой дельте Невы, истреблялись солдаты в беспрерывных войнах, умирало население от голода и эпидемий во всех концах разоренной России. Мирные труженики, отданные во власть ничем не стесняемой оккупации и грабежа, не могли и не хотели восполнять своим трудом возникший дефицит всех материальных ресурсов.

К 1725 году государство полностью обанкротилось: недоимки податей за 1724 год достигли одного миллиона рублей (при девяти миллионах расходной части бюджета), а за две трети 1725 года (т. е. сразу вслед за смертью Петра) дошли до двух третей исчисленного оклада!

Сама армия, переведенная на самоснабжение, могла действовать только на хорошо населенной территории. Поэтому попытки перейти через малолюдные степи, лежащие южнее России (вот так непреодолимое препятствие!), кончались полным провалом, и пробить выход к незамерзающему Черному морю не удавалось вплоть до последней четверти ХVIII века.

Петровская индустриализация, построенная на варварском принуждении работников всех уровней, захлебнулась — люди не выдерживали ее темпов. Потребительский рынок, способный инициировать производство промышленных товаров, был парализован — нищета населения снизила покупательные способности до минимума. На долгие годы установился промышленный застой.

Несколько по-иному сложилась судьба отечественной черной металлургии. Как и коммунисты через два века, Петр направил на эту отрасль особый нажим — и добился впечатляющих успехов. В 1725 году домна, запущенная на Нижнетагильском заводе Н.Демидова, была крупнейшей в мире! А еще через десяток лет Россия по объемам выплавки чугуна уже вышла на первое место в мире и удерживала его вплоть до начала XIX века — недостижимая мечта товарища Сталина! Беда в том, что в условиях общего застоя в самой России не было потребности в таком количестве металла. Доменному производству угрожала подлинная гибель, но выручила международная торговля.

Дешевый чугун, выплавленный мужиками, прикрепленными к уральским казенным заводам, экспортировался в Англию, где использовался в как раз происходившей промышленной революции.

Умер ли пятидесятитрехлетний Петр 28 января 1725 года естественной смертью или стал жертвой злодеяния — в любом варианте деятельность этого прославленного «реформатора» завершилась для России отнюдь не преждевременно.

Непосредственные преемники Петра столкнулись с ужасающими проблемами.
Нищета государства и его подданных была поразительной.
Государственные чиновники годами не получали жалования (знакомая картина!), а его размеры заведомо не могли покрывать потребностей основной массы служащих, даже если бы его регулярно выплачивали! Каждый воровал где и как мог (хотя пойманного ждали ужасные кары!), закладывая традиции государственного управления, действующие по сей день, но это не могло разрешить все проблемы страны.

На практике крестьян грабил каждый, кто мог, и так сильно, как только мог. Этим, в сущности, и объясняется главная тяжесть наследства, оставленного Петром.

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА БЛОГА:
мы вроде как сегодня завершаем начатые Петром реформы - открываемся Западу. И что получили взамен? Пришли ли к нам их передовые технологии? Хочет ли Запад этого? Нет, они хотят законсервировать Россию в прошлом веке как свою сырьевую колонию! Вопреки надеждам таких либералов как автор этой книги - Брюханов. Нет, я совсем не против передовых технологий Запада, но их надо именно как делал Петр - ВОРОВАТЬ у него! Не нужен нам полный изоляционизм - кто это пропагандирует? Не я - точно. Но открытость должна быть такая, чтобы мы могли перенимать (даже и воровать) передовые технологии и торговать с Западом, НО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО учитывая ПРЕЖДЕ ВСЕГО СВОИ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ.А наши национальные интересы - это прежде всего - повышение уровня жизни нашего народа и наша независимость от прихотей других стран.

Россия под ударом » Политикус - Politikus.ru

Россия под ударом » Политикус - Politikus.ru

"Россия под ударом"
14 февраль, 2014 г.
Пол Крейг Робертс


В ряде своих статей я объяснял, что Советский Союз выполнял роль ограничителя мощи Соединённых Штатов. Крушение Советского Союза выпустило на волю неоконсервативное стремление США к мировой гегемонии. Россия Путина, Китай и Иран являются единственными ограничителями неоконсервативных планов.

Российское ракетно-ядерное оружие и военные технологии превращают Россию в серьёзнейшее военное препятствие на пути американской гегемонии. Для того, чтобы нейтрализовать Россию, Вашингтон разорвал соглашения между Рейганом и Горбачёвым и расширил НАТО на бывшие составные части Советской империи, а теперь пытается привести в НАТО бывшие части самой России – Грузию и Украину. Вашингтон вышел из договора, накладывавшего запрет на использование противоракет и разместил противоракетные базы на рубежах России. Вашингтон изменил свою военную доктрину для того, чтобы иметь возможность первому нанести ядерный удар.

Всё это направлено на ослабление России, снижая, таким образом, способность России сопротивляться воли Вашингтона.

Российское правительство (а так же правительство Украины) опрометчиво позволили большому числу финансируемых США НПО действовать под прикрытием «правозащитных организаций», «построение демократии» и т. д. Эпизод «Пусси Райот» был спланированной операций по выставлению Путина и России в скверном свете. (Эти девушки сыграли роль полезных идиоток). Нападки западных СМИ на Олимпиаду в Сочи – часть высмеивания и демонизации и Путина, и России. Вашингтоном предопределено, что Путину и России не будет дозволено любое проявление успеха в любой области, будь то дипломатия, спорт или права человека.

Американские СМИ – это министерство пропаганды правительства и корпораций, и они помогают Вашингтону представлять Россию в неприглядном свете. Стивен Коэн весьма точно описывает освещение России СМИ США, как «цунами постыдных, непрофессиональных и провокационных статей».

СМИ как пропаганда СМИ США, как пережиток Холодной войны, поддерживают образ свободной прессы, которой нельзя доверять. В действительности, в Америке нет свободной прессы (кроме интернет сайтов). Читайте к примеру, это(http://www.huffingtonpost.com/2014/02/12/us-press-freedom-index-2014_n_4773101.html). Во время поздних лет правления режима Клинтона, США позволили 5-ти крупным конгломератам сконцентрировать неоднородные, рассеянные и в какой-то мере независимые средства массовой информации. Стоимость этих громадных мега-компаний зависит от федеральных лицензий на вещание. Поэтому СМИ не рискнут пойти наперекор правительству ни по одному актуальному вопросу. Вдобавок, медиа-конгломераты управляются уже не журналистами, а представляющими интересы корпораций супервизорами и бывшими правительственными чиновниками, присматривающими не за фактами, а за доходами от рекламы и доступом к «источникам» в правительстве.

Вашингтон использует СМИ, чтобы приготовить американский народ к противостоянию с Россией и настроить и русских, и другие народы мира против Путина. Вашингтон предпочёл бы видеть более слабого и более сговорчивого российского лидера, чем Путин.

Многие русские доверчивы. Получив опыт коммунистического правления и последовавшего за этим крушения, они наивно думают, что Америка – самое лучшее место, пример для всего Мира, герой в белых одеждах, которому можно доверять и верить. Эта идиотская вера, проявления которой мы наблюдаем на западной Украине, пока перед тем, как захватить страну, США её дестабилизируют, является важным оружием, которое США использует для того, чтобы дестабилизировать Россию.

Некоторые русские прощают это Вашингтону, объясняя антироссийскую риторику как просто пережиток стереотипов Холодной Войны. «Старые стереотипы» – это отвлекающий манёвр, вводящий в заблуждение аргумент. Вашингтон старается навредить России. Россия под ударом, и если русские не осознают этого, они уйдут в небытие.

Многие не замечают этого, но Изборский клуб пытается пробудить их. В русском еженедельнике «Завтра» от 12 февраля стратегические и военные эксперты предупреждают, что использование Западом протестов для отмены решения правительства Украины не присоединяться к Европейскому Союзу создало ситуацию, в которой возможно проведение фашистскими элементами переворота в стране. Такой переворот может, в результате, привести к братоубийственной войне и будет представлять собой «серьёзную стратегическую угрозу Российской Федерации».

Эксперты заключают, что в случае – если этот переворот произойдёт – он повлечёт за собой следующие последствия для России:

-Потерю Севастополя как базы для Черноморского флота Российской Федерации;
-Зачистку от русского населения восточной и южной Украины, что приведёт к потоку беженцев;
-Потерю производственных мощностей Киева, Днепропетровска, Харькова, где выполняются контрактные работы для российских военных;
-Подавление русскоговорящего населения с помощью насильственной украинизации;
-Развёртывание на Украине, включая Крым, военных баз США и НАТО и создание тренировочных центров террористов для засылки их в районы Кавказа, бассейна Волги и, возможно, Сибири.
-Распространение протестов по киевскому сценарию на нерусские национальности в крупных городах Российской федерации.

Русские стратеги заключают, что они «считают ситуацию на Украине катастрофичной для будущего России».


Что необходимо сделать? Здесь стратегические эксперты, правильно проанализировавшие ситуацию, плывут по течению. Они призывают национальные СМИ разоблачить природу происходящей на наших глазах операции поглощения, а правительство Российской Федерации призвать к выполнению Будапештского меморандума от 1994 года, чтобы собрать конференцию представителей правительств России, Украины, США и Великобритании для рассмотрения угроз, нависших над Украиной. В случае если Будапештский меморандум, обуславливающий суверенитет Украины, будет обойдён одной или несколькими сторонами, эксперты предлагают российскому правительству использовать прецедент переговоров между Кеннеди и Хрущёвым, сумевших урегулировавших кубинский ракетный кризис 1962 года, и обсудить непосредственно с Вашингтоном мирное соглашение о развивающемся на Украине кризисе.

Это несбыточная мечта. Эти эксперты грешат самообманом. Именно Вашингтон – виновник кризиса на Украине, и он намерен взять верх на Украине как раз по тем причинам, которые эксперты перечислили. Это идеальный план дестабилизации России и сведения к нулю усилий путинской дипломатии, пытающейся предотвратить нанесение США военного удара по Сирии и Ирану.

Протесты на Украине

Фактически, если Вашингтон на Украине добьётся успеха, Россия будет исключена из ограничителей мировой гегемонии Соединённых Штатов. Останется только Китай.

Я предполагал, что Украина дойдёт до точки кипения, когда Путин и Россия будут целиком поглощены Олимпиадой в Сочи, оставив Россию неподготовленной. Едва ли подлежит сомнению, что Россия стоит перед лицом главной стратегической угрозы. Какими же реальными возможностями располагает Россия? Конечно же, в эти возможности не входит какая-либо добрая воли со стороны Вашингтона.

Возможно, Россия могла бы действовать, по американскому сценарию. Если бы у России были дроны, Россия могла бы их использовать таким же образом, как это делает Вашингтон – для уничтожения лидеров спонсируемых Вашингтоном протестов. Или же Россия могла бы послать спецназ для устранения этих, действующих против России, агентов. Если страны ЕС будут продолжать поддерживать дестабилизацию Украины, Россия могла бы перекрыть поставки нефти и газа европейским про-вашингтонским марионеточным государствам.

В качестве альтернативы, Российская армия могла бы оккупировать Восточную Украину – пока ведётся подготовка к разделу Украины – которая до недавнего времени на протяжении 200 лет была частью России. Не подлежит сомнению, что большинство жителей восточной Украины предпочитают Европейскому Союзу Россию. Вполне возможно, что элементам с промытыми мозгами с западной половины Украины потребуется достаточно много времени, чтобы прекратить брызгать слюной и понять, что поддержка США и ЕCозначает их ограбление, как Латвии и Греции.

Я намечаю лишь самые худшие результаты кризиса, который создал Вашингтон и его глупые европейские марионеточные государства, не делая рекомендаций России. Наихудший результат – ужасная война. Если русские будут продолжать сидеть сложив руки, ситуация для них станет невыносимой. Из-за движений Украины по пути членства в НАТО и подавления русского населения, российское правительство будет вынуждено напасть на Украину и сбросить иностранный режим или заставить американцев сдаться. Вероятным исходом нахального стратегического удара, направленного Вашингтоном против России, может стать ядерная война.

Неоконсерватор Виктория Нуланд, сидя в своём кабинете в Государственном Департаменте, радостно выбирает членов следующего украинского правительства. Неужели эта американская чиновница не замечает риска того, что вмешательство Вашингтона во внутренние дела Украины и России может стать спусковым механизмом ядерной войны? Осознают ли президент Обама и Конгресс, что это помощник государственного секретаря провоцирует Армагеддон?

Беззаботные американцы не обращают на это внимания, да и понятия не имеют о том, что горстка неоконсервативных идеологов толкает мир на путь уничтожения.

Источник: http://politikus.ru/articles/12951-rossiya-pod-udarom.html
Politikus.ru

Красная Армия накануне Великой Отечественной войны

http://topwar.ru/6594-krasnaya-armiya-nakanune-velikoy-otechestvennoy-voyny.html

Вопрос, почему Красная Армия вчистую проиграла приграничные сражения в Белоруссии, на Украине (хотя как раз в полосе обороны КОВО все было не столь однозначно) и в Прибалтике давно занимает умы и военных историков, и просто людей, интересующихся историей СССР и России. В качестве основных причин называются:


1. Общее превосходство сил и средств армии вторжения над группировкой советских войск в западных военных округах (становившееся подавляющим на направлениях главных ударов);

2. РККА встретила начало войны в неотмобилизованном и недоразвернутом виде;

3. Достижение противником тактической внезапности нападения;

4. Крайне неудачная дислокация войск в западных военных округах;

5. Реорганизация и перевооружение РККА.

Все это верно. Но кроме этих причин, многократно рассмотренных под разными углами и с разной степенью детализации, существует еще ряд причин, которые часто выпадают из обсуждения причин поражения РККА в июне-июле 1941 года. Попробуем проанализировать их, ибо они на самом деле сыграли большую роль в трагическом начале Великой Отечественной войны для нашего народа. А вы, уважаемые читатели, сами решайте, насколько важны были эти причины.

Обычно при оценке войск Германии и СССР накануне войны в первую очередь обращают внимание на их численность, количество соединений и материальную обеспеченность основными видами вооружения и техники. Однако чисто количественное сравнение, оторванное от качественных показателей войск, не дает объективной картины соотношения сил и приводит к неверным выводам. Тем более, что сравнивают обычно соединения и части в их штатной численности, порой «забывая» о том, что германские войска были уже давно отмобилизованы и развернуты, а наши — вступали в войну из положения мирного времени.

Зато пробелы в понимании проблем предвоенной Красной Армии дают повод для различных сногсшибательных теорий. Но эта статья не для любителей юношеской игры в конспирологию по методу Резуна-Суворова и его последышей, это попытка заглянуть и разобраться, так ли все хорошо было в Красной Армии накануне Большой Войны.

ЛИЧНЫЙ СОСТАВ

Развитие военной техники и способов ведения боевых действий в середине ХХ века привели к резкому повышению требований к грамотности личного состава вооруженных сил любого государства. Причем это касалось как кадрового военнослужащего, так и военнообязанного запаса. Особенно важен был навык обращения с техникой. Германия уже к концу ХIХ века стала первой страной в мире со всеобщей грамотностью населения. В данном случае Бисмарк был совершенно прав, говоря, что войну с Францией выиграл обыкновенный прусский школьный учитель, а не пушки Круппа. А в СССР, согласно переписи населения 1937 года, проживало почти 30 миллионов (!) неграмотных граждан возрастом старше 15 лет, или 18,5% всего населения. В 1939 году только 7,7% населения СССР имели образование 7 классов и больше, а высшее образование имели только 0,7%. У мужчин возраста 16 — 59 лет эти показатели были заметно выше — соответственно 15% и 1,7% но все равно были недопустимо низкими.


Согласно немецким данным в конце 1939 года только в Германии имелось 1 416 000 легковых автомобилей, и это без учета автопарка присоединенной Австрии, Судет, и Польши, то есть в границах 1937 года. А на 1 июня 1941 года в СССР было всего около 120 000 легковых автомашин. Соответственно, в пересчете на количество населения, в Германии на 1000 граждан приходилось в 30 раз больше автомобилей, чем в СССР. Кроме того, в Германии в частной собственности было более полумиллиона мотоциклов.

Две трети населения СССР проживало до ВОВ в сельской местности, и уровень образования и навыков обращения с техникой призывников из сел и деревень в подавляющем кол-ве случаев был удручающе низок. В большинстве своем до прихода в армию они никогда не пользовались даже велосипедом, а некоторые о нем даже никогда не слышали! Так что говорить об опыте вождения мотоцикла или автомобиля вообще не приходилось.

Таким образом, изначально, только за счет более грамотного и технически подготовленного солдата вермахт имел значительное преимущество над РККА. Советское руководство прекрасно осознавало эти проблемы и до войны были организования курсы ликбез, и солдат наравне с воинским делом обучали элементарно читать и писать. Кстати, отчасти этим обуславливалась необыкновенная популярность РККА среди молодежи, которая не только не стремилась «откосить» от службы в армии, но рвалась служить! А к офицерам, да и просто к красноармейцам, относились с большим уважением.

Несмотря на титанические усилия по ликвидации безграмотности бойцов РККА, до среднестатистической грамотности в германской армии было еще очень далеко. Немецкое превосходство росло и за счет более высокой дисциплины, индивидуальной выучки и продуманной системы обучения, берущей начало в «армии профессионалов» — рейхсвере.

Усугублялось это тем, что поначалу в РККА как класс отсутствовали младшие командиры. В других армиях они назывались унтер-офицерами, или сержантами (не была исключением и русская царская армия). Они былки как бы «становым хребтом» армии, наиболее дисциплинированной, устойчивой и боеспособной ее частью. В РККА они совершенно не отличались от рядовых солдат ни по своему образованию, ни по обученности, ни по опыту. Приходилось для выполнения их функций привлекать офицеров. Именно поэтому в управлении советской стрелковой дивизии перед войной было втрое больше офицеров, чем в немецкой пехотной дивизии, причем последняя имела на 16% больше личного состава по штату.

В итоге, в предвоенный год в РККА сложилась парадоксальная ситуация: несмотря на большое количество командиров (на июнь 1941 г.— 659 тыс. чел.), Красная Армия постоянно испытывала большой некомплект комсостава относительно штата. Например, в 1939 году на одного командира в нашей армии приходилось 6 рядовых, в вермахте — 29, в английской армии — 15, во французской — 22, а в японской — 19.

В 1929 году 81,6% курсантов, принятых в военные школы, пришли туда только с начальным образованием 2–4 класса. В пехотных школах этот процент был еще выше — 90,8%. Со временем положение начало исправляться, но очень медленно. В 1933 году доля курсантов с начальным образованием снизилась до 68,5%, но в бронетанковых училищах она оставалась по-прежнему 85%.

И это объяснялось не только низким средним уровнем образования в СССР, который хоть и медленно, но благодаря последовательной государственной программе продолжал повышаться. Отрицательную роль сыграла практика предоставления преимуществ при поступлении «по происхождению». Чем более низкий социальный статус (а стало быть — и уровень образованности) был у родителей, тем с большей охотой брали на офицерские курсы РККА их отпрысков. В результате безграмотных курсантов приходилось обучать элементарным вещам (чтению, письму, сложению-вычитанию и т. д.), тратя на это то самое время, которое немецкий курсант тратил непосредственно на военное дело.

В войсках ситуация была не лучше. Накануне начала ВОВ только 7,1% командного и начальствующего состава РККА могли похвастаться высшим военным образованием, среднее было у 55,9%, ускоренные курсы — у 24,6%, а оставшиеся 12,4% не получили вообще никакого военного образования. В «Акте о приеме Наркомата Обороны Союза ССР» товарищу Тимошенко от тов. Ворошилова говорилось:

«Качество подготовки командного состава низкое, особенно в звене рота-взвод, в котором до 68% имеют лишь краткосрочную 6-месячную подготовку курса младшего лейтенанта».

А из состоявших на учете 915 951 командиров запаса армии и флота 89,9% имели за плечами лишь краткосрочные курсы или не имели вообще никакого военного образования. Даже среди 1076 советских генералов и адмиралов высшее военное образование получили только 566. При этом их средний возраст был 43 года, а значит и большого практического опыта они не имели. Особенно печально обстояли дела в авиации, где из 117 генералов, только 14 имели высшее военное образование. Ни один из командиров авиакорпусов и дивизий его не имел.

Первый звонок прозвенел во время «Зимней войны»: могучая Красная Армия натолкнулась в ходе советско-финляндской войны на неожиданно упорное сопротивление финской армии, которую никак нельзя было считать сильной, ни по количеству, ни по оснащенности, ни по уровню обученности. Это был как ушат холодной воды. Сразу всплыли существенные изъяны в организации подготовки личного состава нашей армии. Бичом предвоенной РККА оставались посредственная дисциплина, постоянные отрывы личного состава от обучения военному делу на хозяйственные и строительные работы, частые перегруппировки войск на огромные расстояния, иногда в неподготовленные и не обустроенные районы дислокации, слабая учебно-материальная база и неопытность командного состава. Процветали упрощенность и формализм обучения, и даже банальный обман (как тогда говорили «очковтирательство») при проведении проверок, учений и боевых стрельб. Но самое страшное, что все это поперло наружу уже в условиях начавшейся Второй Мировой войны, когда вермахт на глазах всего мира, в том числе и руководства СССР, разгромил гораздо более сильных противников, чем финны. На фоне этих побед, результаты финской кампании, скажем прямо, выглядели весьма бледно.

Думается, что именно по результатам советско-финской войны произошли большие изменения в Наркомате обороны. 14 мая 1940 года новый нарком С. Тимошенко издал приказ № 120 «О боевой и политической подготовке войск в летний период 1940 учебного года». В этом приказе четко говорилось о выявленных недостатках в РККА:

«Опыт войны на Корело-Финском театре выявил крупнейшие недочеты в боевом обучении и воспитании армии.
Воинская дисциплина не стояла на должной высоте...

Подготовка командного состава не отвечала современным боевым требованиям.

Командиры не командовали своими подразделениями, не держали крепко в руках подчиненных, теряясь в общей массе бойцов.

Авторитет комсостава в среднем и младшем звене невысок. Требовательность комсостава низкая. Командиры порой преступно терпимо относились к нарушениям дисциплины, к пререканиям подчиненных, а иногда и к прямым неисполнениям приказов.

Наиболее слабым звеном являлись командиры рот, взводов и отделений, не имеющие, как правило, необходимой подготовки, командирских навыков и служебного опыта».

Тимошенко прекрасно осознавал, что большая война не за горами, и подчеркивал: «Обучение войск приблизить к условиям боевой действительности». В приказе № 30 «О боевой и политической подготовке войск на 1941 учебный год» от 21 января 1941 года эта формулировка становится предельно жесткой: «Учить войска только тому, что нужно на войне, и только так, как делается на войне». Но времени для такой учебы уже не хватило. Постигать азы военной премудрости нашей армии пришлось уже под бомбами, в ходе жесточайшей борьбы с сильным, умелым и безжалостным противником, который не прощал ни малейшей ошибки и сурово наказывал за каждую из них.

БОЕВОЙ ОПЫТ

Наличие боевого опыта является важнейшим компонентом боеспособности войск. К сожалению, единственным путем его приобретения, накапливания и закрепления является непосредственное участие в боевых действиях. Ни одни, даже самые широкомасштабные и приближенные к боевой обстановке учения не заменят реальной войны.


Обстрелянные солдаты умеют выполнять свои задачи под огнем противника, а обстрелянные командиры точно знают чего ожидать от своих солдат и какие задачи ставить своим подразделениям, а главное — умеют быстро принимать правильные решения. Чем свежее боевой опыт и чем ближе условия его получения к тем, в которых придется вести боевые действия, тем более он ценен.

Кстати говоря, есть весьма устоявшийся миф об «устаревшем боевом опыте» и его вредности. Суть его заключается в том, что якобы старые военначальники, накопили столь большой практический опыт, что уже неспособны к восприятию новых стратегических и тактических решений. Это не так. Не следует путать косность мышления с боевым опытом — это вещи разного порядка. Именно косность мышления, шаблонность выбора решения из заведомо известных вариантов приводит к беспомощности в условиях новых военных реалий. А боевой опыт — это совсем иное. Это особенная способность приспосабливаться к любым резким изменениям, умение быстро и правильно принимать решения, это глубокое понимание механизмов войны и ее механизмов. Ведь несмотря на движение прогресса, основные законы войны практически не претерпевают революционных изменений.

Многим из советских командиров, успевших до начала ВОВ повоевать, довелось это сделать еще в Гражданскую войну, которая носила весьма своеобразный характер. В ней боевые действия по большей части велись полупартизанскими методами и коренным образом отличались от широкомасштабных сражений миллионных регулярных армий, до предела насыщенных разнообразной боевой техникой. По количеству офицеров — ветеранов Первой Мировой войны — вермахт превосходил РККА многократно. Это и неудивительно, учитывая сколько офицеров Императорской Русской армии сражалось против большевиков и позже была вынуждена эмигрировать. В первую очередь это касалось офицеров имевших довоенное полноценное образование, в этом они на голову превосходили своих куда более многочисленных коллег выпуска военного времени. Небольшая часть этих офицеров «старой школы» все-таки осталась, перешла на сторону большевиков, и была принята ну службу в РККА. Такие офицеры назывались «военспецы». В большинстве своем они были уволены оттуда во время многочисленных «чисток» и судебных процессов 1930-х годов, многие — расстреляны как враги народа и лишь единицам удалось пережить это время и остаться в строю.

Если обратиться к цифрам, то около четверти царского офицерского корпуса сделали выбор в пользу новой власти: из 250 тысяч «золотопогонников» 75 тысяч перешли на службу в РККА. Причем они нередко занимали весьма ответственные должности. Так, начальниками штабов дивизий Красной Армии в годы Гражданской войны служило около 600 бывших офицеров. В межвоенный период их последовательно «вычищали», а в 1937–38 гг. жертвами репрессий стали 38 из уцелевших к тому времени 63 бывших начштадивов. В итоге из 600 «военспецов» имевших боевой опыт в качестве начальника штаба дивизии, к началу ВОВ на службе в армии осталось не более 25 человек. Такая вот грустная арифметика. При этом большая часть «военспецов» лишилась своих должностей не по возрасту, или состоянию здоровья, а только по причине «неправильной» анкеты. Преемственность традиций Русской армии была прервана.

В Германии же армейские традиции и преемственность удалось сохранить.

Конечно, Красная Армия имела и более свежий боевой опыт. Однако, он ни шел ни в какое сравнение с боевым опытом вермахта в европейских войнах. Масштаб сражений на КВЖД, у озера Хасан и похода в Польшу был невелик. Только бои на р. Халхин-Гол и финская кампания дали возможность «обстрелять» некоторое количество советских командиров. Но, скажем прямо, опыт, приобретенный в Финляндии, был очень и очень неоднозначным. Во-первых, бои велись в весьма специфических условиях северо-западного ТВД, да еще и зимой. Во-вторых, характер основных боевых задач, стоявших перед нашими войсками, сильно отличался от того, с чем им предстояло столкнуться в 1941 году. Конечно, «Зимняя война» произвела большое впечатление на советское военное руководство, однако опыт прорыва укрепленной обороны противника пригодился нескоро, лишь на завершающем этапе ВОВ, когда наша армия вошла на территорию Германии с ее еще довоенными стационарными линиями укреплений. Множество важных моментов в «Зимней войне» остались не опробованы и это пришлось изучать уже под немецкими ударами. Например, совершенно неопробованной осталась концепция применения крупных механизированных соединений, а ведь именно мехкорпуса являлись основной ударной мощью Красной Армии. В 1941 году мы за это горько поплатились.

Даже тот опыт, который был наработан советскими танкистами в ходе конфликтов 1939 — 1940 годов был в значительной мере утрачен. Например, все 8 танковых бригад, участвовавших в боях с финнами, были расформированы и обращены на формирование мехкорпусов. Так же поступили и с девятью сводными танковыми полками, такая же судьба постигла и 38 танковых батальонов стрелковых дивизий. К тому же, младшие командиры и рядовые красноармейцы, ветераны «Зимней войны» и Халхин-Гола, к июню 1941 года были демобилизованы, им на смену пришли новобранцы. Поэтому даже успевшие повоевать части и соединения растеряли свой опыт, выучку и спаянность. Да и было их немного. Так, накануне войны в состав западных военных округов входили только 42 соединения с боевым опытом Халхин-Гола или Финской войны, то есть менее 25%:
ЛВО — 10 дивизий (46,5% всех войск округа),
ПрибОВО — 4 (14,3%),
ЗапОВО — 13 (28%),
КОВО — 12 (19,5%),
ОдВО — 3 (20%).

Для контраста: 82% дивизий вермахта, выделенных для проведения операции «Барбаросса», обладали реальным боевым опытом сражений 1939–1941 года.

Масштабы боевых действий, в которых довелось участвовать немцам, были гораздо более значительны, чем масштабы локальных конфликтов, в которых участвовала Красная Армия. Исходя из вышеизложенного, можно сказать, что вермахт наголову превосходил РККА по практическому опыту ведения современной высокоманевренной войны. А именно такую войну вермахт и навязал нашей армии с самого начала.

РЕПРЕССИИ В РККА

Мы уже касались темы репрессий, но хотелось бы остановиться на этой теме поподробнее. Виднейшие советские теоретики и практики военного дела, имевшие смелость отстаивать свои взгляды, были объявлены врагами народа и уничтожены.


Чтобы не быть голословным приведу вкратце такие цифры из доклада начальника Управления по начальствующему составу РККА Наркомата обороны СССР Е. А. Щаденко «О работе за 1939 год» от 5 мая 1940 года. Согласно этим данным в 1937 году только из армии, не считая ВВС и ВМФ, было уволено 18 658 человек, или 13,1% списочной численности ее начсостава. Из них по политическим мотивам было уволено 11 104 человека, а 4 474 подверглись аресту. В 1938 году число уволенных составило 16 362 человека, или 9,2%, списочного состава командиров РККА. Из них 7 718 человек было уволено по политическим мотивам, а еще 5 032 — арестовано. В 1939 году уволено было всего 1 878 человек, или 0,7% списочной численности комсостава, а арестовано всего 73 человека. Таким образом, за три года только сухопутные войска потеряли 36 898 командиров, из них по политическим мотивам было уволено 19 106, а еще 9 579 человек были арестованы. То есть прямые потери от репрессий только в сухопутных войсках составили 28 685 человек, причинами увольнения еще 4 048 человек были пьянство, моральное разложение и воровство. Еще 4 165 человек были исключены из списков по причине смерти, инвалидности или болезни.

Существуют десятилетиями проверенные во всех армиях мира аксиомы: средних качеств командир взвода может быть подготовлен через 3–5 лет; командир роты — через 8–12 лет; командир батальона — через 15–17 лет; командир полка — через 20–25 лет. Для генералов и маршалов вообще особо исключительные условия.

Репрессии 30-х годов коснулись всех офицеров Красной Армии. Но более всего страшно: они ее обезглавили. Это очень точное слово — «обезглавили». От слова «голова». Цифры репрессированных просто потрясают:
60% маршалов,
100% командармов 1-го ранга,
100% командармов 2-го ранга,
88% комкоров (а если учесть, что часть вновь назначенных тоже были репрессированы - вообще135%!)
83% комдивов,
55% комбригов.

Во флоте же был просто тихий ужас:
100% флагманов флота 1-го ранга,
100% флагманов флота 2-го ранга,
100% флагманов 1-го ранга,
100% флагманов 2-го ранга...

Положение с командными кадрами в РККА стало катастрофическим. В 1938 году некомплект комначсостава достиг 34%! Только кадровой армии требовалось 93 тыс. командиров, некомплект запасников приближался к отметке в 350 тыс. человек. В этих условиях пришлось возвращать многих уволенных «за политику» в ряды армии, за 1937–39 гг. были реабилитированы и восстановлены в армии 11 178 человек, из них 9 247 «политиков» которых просто уволили и еще 1 457 тех, которых уже арестовали и по их делам велось следствие.

Таким образом, безвозвратные потери командного состава сухопутных войск СССР за три мирных года составили 17 981 человек, из них расстреляно около 10 тыс. человек.

За два года ВС СССР потеряли безвозвратно 738 военачальников носивших звания соответствующие генеральским. Много это, или мало? Для сравнения: за годы ВОВ погибли и скончались по разным причинам 416 советских генералов и адмиралов. Из них 79 умерли от болезней, 20 погибли в авариях и катастрофах, трое покончили с собой, а 18 расстреляны. Таким образом, чисто боевые потери стали причиной непосредственной гибели 296 представителей нашего генералитета. Кроме того, в плен попали 77 советских генералов, из них 23 погибло и умерло, но они уже учтены в предыдущих цифрах. Следовательно, боевые безвозвратные потери высшего командного состава СССР составили 350 человек. Получается, что только за два года репрессий их «убыль» была в два раза больше, чем за четыре года самой страшной кровавой мясорубки.

На должности репрессированных назначались те, кто оказался под рукой — так называемые «выдвиженцы». По факту, как рассказал на заседании Военного совета 21 ноября 1937 года комкор Н. В. Куйбышев (командующий войсками Закавказского военного округа) это вылилось в то, что тремя дивизиями его округа командовали капитаны, из них один до этого командовал батареей. Одной дивизией командовал майор, бывший до этого преподавателем военного училища. Еще одной дивизией командовал майор, бывший до этого начальником военно-хозяйственного снабжения дивизии. На вопрос из зала: «Куда же девались командиры?», комкор кратко ответил: «Все остальные переведены в ведомство НКВД без занятия определенных должностей». Говоря современным языком — просто арестованы. Сам прямодушный комкор Куйбышев Николай Владимирович, ляпнувший ТАКОЕ, был арестован 2 февраля 1938 года и через полгода расстрелян.

Репрессии не только нанесли чувствительные потери в командных кадрах, не менее тяжело они отразились на морали и дисциплине личного состава. В РККА началась настоящая вакханалия «разоблачений» старших командиров младшими по званию: доносили и по идейным соображениям, и по чисто меркантильным (надеясь занять должность своего начальника). В свою очередь старшие командиры снижали требовательность по отношению к подчиненным, небезосновательно опасаясь их недовольства. Что в свою очередь приводило к еще большему падению дисциплины. Серьезнейшим последствием волны репрессий стало нежелание многих советских командиров всех рангов проявлять инициативу из-за боязни репрессивных последствий за ее неудачу. Никто не хотел быть обвиненным во «вредительстве» и «волюнтаризме», со всеми вытекающими отсюда последствиями. Гораздо проще и безопаснее было тупо выполнять спущенные сверху приказы, и пассивно дожидаться новых руководящих указаний. Это сыграло с нашей армией злую шутку, особенно на начальном этапе ВОВ. Я, да и никто другой, не можем сказать смогли бы хотя бы остановить наступление вермахта, военачальники, уничтоженные Сталиным. Но они были сильны хотя бы тем, что обладали самостоятельностью и не боялись высказывать свое мнение. Все-таки думается, что в любом случае удалось бы избежать десятков тысяч жертв и такого оглушительного поражения, которое потерпела Красная Армия в приграничных сражениях. В конце 30-х годов Сталин знал, что комсостав армии поделен на сторонников Ворошилова и Тухачевского. Для устранения раскола в военном руководстве Сталин должен был сделать выбор между личной преданностью старых соратников и представителями «новой военной интеллигенции».

УРОВЕНЬ ПОДГОТОВКИ КОМАНДНОГО СОСТАВА

В связи с реорганизацией и резким ростом численности Вооруженных Сил СССР а также в связи с предвоенными «чистками» уровень подготовки советских командиров тактического звена, а особенно уровень оперативной подготовки высшего комсостава Красной Армии резко снизился.


Быстрое формирование новых частей и крупных соединений РККА привело к массовому выдвижению на высшие командные должности командиров и штабистов, чей служебный рост был стремительным, но зачастую слабо обоснованным, что и констатировал Нарком обороны в директиве № 503138/оп от
25.01.1941 года:
«1. Опыт последних войн, походов, полевых поездок и учений показал низкую оперативную подготовку высшего командного состава, войсковых штабов, армейских и фронтовых управлений….
Высший командный состав…не владеет еще в должной мере методом правильной и полной оценки обстановки и принятия решения в соответствии с замыслом высшего командования…
Войсковые штабы, армейские и фронтовые управления…имеют лишь начальные знания и поверхностное представление о характере современной операции армии и фронта.
Ясно, что при таком уровне оперативной подготовки высшего командного состава и штабов рассчитывать на решительный успех в современной операции НЕЛЬЗЯ.
[...]
г) всем армейским управлениям….к 1 июля закончить изучение и отработку армейской наступательной операции, к 1 ноября — оборонительной операции».
[ЦАМО Ф.344 Оп.5554 Д.9 Л.1-9]

Худо дело обстояло и с командующими оперативно-стратегического уровня, которые на крупных учениях НИКОГДА не выступали в роли обучаемых, а только — руководителей. Это в первую очередь относится ко вновь назначенным командующим приграничными военными округами, которым и предстояло летом 1941 года встретиться лицом к лицу с полностью развернутым вермахтом.

КОВО (Киевский особый военный округ) в течение 12 лет возглавлял расстрелянный впоследствии И. Якир. Затем округом командовали Тимошенко, Жуков, и только с февраля 1941 года — генерал-полковник М. П. Кирпонос. Командуя во время финской кампании 70-й СД, он получил звание Героя Советского Союза за отличия его дивизии при взятии Выборга. Уже через месяц после окончания «Зимней войны» он командует корпусом, а через полгода — Ленинградским военным округом. А за плечами у Михаила Петровича инструкторские курсы Ораниенбаумской офицерской стрелковой школы, военно-фельдшерская школа, служба ротным фельдшером на фронте Первой Мировой войны. В Красной Армии был комбатом, начштаба и командиром полка. В 1922 году закончил школу «червонных старшин» в Киеве, после чего стал ее начальником. В 1927 году окончил Военную академию РККА им. Фрунзе. Служил начштаба 51-й СД, с 1934 года начальник и военком Казанского пехотного училища. Судя по послужному списку, у Михаила Петровича, несмотря на его несомненную личную храбрость, просто не было опыта управления таким крупным объединением войск, как военный округ (кстати, самый сильный в СССР!)


Можно сравнить Кирпоноса с его визави. Фельдмаршал Карл Рудольф Герд фон Рундштедт стал лейтенантом в 1893 году, в 1902 году поступил в военную академию, служил с 1907 по 1910 в Генеральном штабе, закончил Первую Мировую войну майором, на должности начштаба корпуса (в это время Кирпонос еще командовал батальоном). В 1932 году получил звание генерала пехоты и командовал 1-й армейской группой (более половины личного состава рейхсвера). В ходе польской кампании возглавлял ГА «Юг» в составе трех армий, наносившую главный удар. В ходе войны на западе командовал ГА «А» в составе четырех армий и танковой группы, сыгравшей ключевую роль в победе вермахта.

Должность командующего ЗапОВО, которым в свое время руководил казненный И. П. Уборевич, с июня 1940 года занял генерал армии Д. Г. Павлов. Дмитрий Григорьевич в 1914 году добровольцем ушел на фронт, получил звание старшего унтер-офицера, в 1916 году раненным попал в плен. В РККА с 1919 года, комвзвода, эскадрона, помощник комполка. В 1920 году закончил Костромские пехотные курсы, в 1922-м — Омскую высшую кавшколу, в 1931 — Академические курсы Военно-технической академии РККА им. Дзержинского, с 1934 г.— командир мехбригады. Участник боев на КВЖД и в Испании, где заслужил звание ГСС. С августа 1937 на работе в АБТУ РККА, в ноябре того же года становится начальником АБТУ. Во время финской кампании инспектировал войска СЗФ. Вот с таким багажом герой испанской войны был назначен командующим Западным особым военным округом.

А противостоял ему фельдмаршал Федор фон Бок, ставший лейтенантом в 1898 году. В 1912 году он закончил военную академию, а с началом Первой Мировой войны — стал начальником оперативного отдела пехотного корпуса, в мае 1915 переведен в штаб 11-й армии. Закончил войну начальником оперативного отдела группы армий в звании майора. В 1929 году — генерал-майор, командир 1-й кав.дивизии, в 1931 году руководитель штеттинского военного округа. С 1935 командовал 3-й армейской группой. В войне с Польшей возглавлял ГА «Север» в составе двух армий. Во Франции — командующий ГА «Б», в которую входило 2, а потом 3 армии и танковая группа.

Командующий ПрибОВО Ф. И. Кузнецов. В 1916 закончил школу прапорщиков. Командир взвода, потом начальник команды пеших разведчиков. В РККА с 1918 года, командир роты, потом батальона и полка. В 1926 году окончил Военную академию РККА им. Фрунзе, а в 1930-м — Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при ней же. С февраля 1933 года начальник Московской, позже — Тамбовской пехотной школы. С 1935 года руководил кафедрой общей тактики Военной академии им. Фрунзе. С 1937 старший преподаватель тактики пехоты, а потом и начальник кафедры тактики в этой же академии. В качестве замкомандующего БФ в сентябре 1939 принимает участие в «освободительном» походе в Западную Белоруссию. С июля 1940 — начальник Академии Генштаба РККА, в августе назначен командующим СКВО, а в декабре того же года — командующим ПрибОВО. Из всех трех командующих, именно Федор Исидорович имел наиболее хорошую теоретическую подготовку, но вот опыта практического руководства войсками ему явно недоставало.

Его противник — командующий ГА «Север» Вильгельм Йозеф Франц фон Лееб поступил вольноопределяющимся в 4-й баварский полк в 1895 году, с 1897 года лейтенант. В 1900 году участвовал в подавлении боксерского восстания в Китае, после окончания военной академии в 1909 году служил в генштабе, потом командовал артбатареей. С марта 1915 года — начальник штаба 11-й баварской ПД. Первую мировую закончил майором в должности начальника материально-технического снабжения армейской группы. В 1930-м — генерал-лейтенант, командир 7-й ПД и одновременно командующий баварским военным округом. В 1933 году командующий 2-й армейской группы. С 1938 года командующий 12-й армией. Участвовал в оккупации Судет. Во французской кампании командовал ГА «Ц».

Контраст в уровне подготовки, квалификации, служебном и боевом опыте у противостоящих друг другу полководцев по-моему очевиден. Полезной школой для вышеперечисленных немецких военачальников стало их последовательное продвижение по служебной лестнице. Им в полной мере удалось отработать на практике тяжелое искусство планирования боевых действий и управления войсками в условиях маневренной современной войны против хорошо оснащенного противника. Основываясь на результатах, полученных в боях, немцы внесли важные улучшения в структуру своих подразделений, частей и соединений, в боевые уставы и методику обучения войск.

Наши же командующие, вознесенные в одночасье из комдивов в руководители огромными массами войск, явно неуверенно чувствовали себя на этих высочайших должностях. Пример их неудачливых предшественников постоянно висел над ними как Домоклов меч. Они слепо выполняли указания И. В. Сталина, а робкие попытки некоторых из них проявить самостоятельность в решении вопросов повышения готовности войск к нападению немцев пресекались «сверху».

Эта статья ни в коем случае не направлена на очернение РККА. Просто бытует мнение, что довоенная Красная Армия была могуча и сильна, все в ней было хорошо: и танков много, и самолетов, и винтовок с пушками. Однако это заслонило серьезнейшие проблемы в предвоенной Красной Армии, где количество, к сожалению, так и не перешло в качество. Потребовалось два с половиной года напряженной и кровавой борьбы с сильнейшей армией мира, чтобы наши Вооруженные Силы стали такими, какими мы знаем их в победном 1945 году!

Источники:
«Население России в ХХ веке: исторические очерки». Т 2. 1940 — 1959. М. РОССПЭН 2001 г.
B. R. Mitchell ‛International Historical Statistics. Europe 1750 — 1993. Exeter, UK.
А. Смирнов «Большие маневры» Родина № 4, 2000 г.
Известия ЦК КПСС № 1, М. Правда 1990 г.
О. Сувениров «Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937 — июнь 1941)». ВИА № 11 2007 г.
О. Сувениров «Трагедия РККА 1937-1938гг.» М. ТЕРРА 1998 г.
«Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил» под редакцией Г. Ф. Кривошеева М. ОЛМА-ПРЕСС 2001 г.
«Военный совет при народном комиссаре обороны СССР, ноябрь 1937 года. Документы и материалы». М. РОССПЭН 2006г.
Н. Черушев «Невиновных не бывает…» М. Вече 2004г.
Всесоюзная перепись населения 1937 года: общие итоги. Сборник документов и материалов. М. РОССПЭН 2007 г.
«Русский Архив: Великая Отечественная» Т13. «Приказы НКО 1937 — 21 июня 1941 года». М. ТЕРРА 1994 г.
«Командный и начальствующий состав Красной Армии в 1940 — 1941 гг. Структура и кадры центрального аппарата НКО СССР, военных округов и общевойсковых армий. Документы и материалы». М. Летний сад. 2004г.
К. Калашников, В. Феськов, А. Чмыхало, В. Голиков. «Красная Армия в июне 1941 года (статистический сборник)». Новосибирск, Сибирский хронограф 2003 г