Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

АВТОРСКИЕ ТЕМЫ


  1. Социал-солидаризм - новая форма социально-ориентированного общества

  2. Идеология нового социализма - социал-солидаризм

  3. Новый курс для России

  4. Безусловный базовый доход как новая идеология

  5. СОЦИАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА - единственный выход из кризиса

  6. Основа социальной экономики

  7. Мои мысли и афоризмы

  8. Закон спроса и предложения в моей формулировке

  9. О роли товарно-денежных отношений в обществе

  10. Моя периодизация истории

  11. Социальная стратификация: марксисты опять не правы

  12. О примитивности классового подхода

  13. Экономика для "чайников"

  14. Новая налоговая системы для России

  15. Принципиальная ошибка в философии К.Маркса

  16. Ещё одна ошибка К.Маркса - логическая

  17. Следствие из признания ошибочности марксизма - необходимость введения ББД

  18. Карл Маркс был лаптем

  19. Проблема отчуждения не решается так, как это предполагал Маркс и Келсо

  20. О классовой борьбе

  21. Три закона рыночной экономики

  22. Самая главная ошибка Сталина и большевиков - марксизм!

  23. Тактика РФ по отношению к "открытым границам" - монополия государства на импорт

  24. О Единой Централизованной Плановой Системе

  25. Главная ошибка большевиков в области планирования

  26. Стратегическое планирование

  27. Кибернетики разрушили СССР

  28. Что такое деньги на простом примере

  29. Механизм эмиссии денег

  30. Приоритеты монетарной политики в контексте национальных интересов

  31. Не государственное планирование, а государственное стимулирование!

  32. Вопросы по межотраслевому балансу (МОБ)

  33. Был ли в СССР государственный капитализм

  34. Об уровне монетизации экономики

  35. Ответ на статью Э.Бирова о конференции движения "ЗА ПРАВДУ"

  36. Как отделить овец от козлищ?

  37. Роль платежеспособности населения в экономике

  38. В чём гениальность Кейнса и его недоработка

  39. Главный секрет советской экономики

  40. О церебральном сортинге С.В.Савельева

  41. Зачем крупному бизнесу и ТНК нужны деньги

  42. ПОЧЕМУ "СГОРЕЛИ" ВСЕ СОВЕТСКИЕ СБЕРЕЖЕНИЯ И САМ СОВЕТСКИЙ СТРОЙ

  43. "Совки" как жертвы советского образования

  44. О ЕГЭ и системе школьного образования

  45. О Творце и смысле жизни

  46. Первопричина эволюции и законов Природы

  47. О справедливости и эгоизме

  48. Моя теория социальной стабильности

  49. ТАЛОННЫЙ КОММУНИЗМ

  50. Враг социал-солидаризма - чванство

  51. О новом профсоюзном движении в России

  52. Николай Кондратьев О ПЛАНИРОВАНИИ (конспект)

  53. Чьи социальные конфликты надо решать в России

  54. ЧТО ОТ НАС СКРЫВАЛИ КОММУНИСТЫ

  55. Моя теория - почему горцы живут дольше

  56. О "КОЛЛЕКТИВНОМ РАЗУМЕ"

  57. Об интеллекте и невозможности создания ИИ

  58. О конкуренции как механизме эволюции и роли кризисов

  59. "Отчуждение" по Марксу

  60. Отличия цивилизаций

  61. Эволюция, Бог и Библия

  62. Что значит фраза "От каждого по способностям"

  63. Как избежать кризисов перепроизводства

  64. Зря нас пугают ростом финансового сектора

  65. Ответ А.Вассерману по поводу предпочтительности планирования

  66. Почему нельзя запретить оффшоры

  67. О ВАУЧЕРНОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ

  68. В социо-гуманитарных сферах не может быть оптимального решения

  69. О борьбе за существование в природе

  70. О мечтах

  71. Как модернизировать систему образования

  72. О неприменимости законов физики и химии в социальных науках

  73. Закон сохранения энергии противоречит формуле Эйнштейна

  74. Моя теория наследственности и изменчивости

  75. Возражения Ю.Пивоварову

  76. КАК ОПРЕДЕЛЯТЬ КОМПЕТЕНТНОСТЬ, или об индексе цитирования

  77. Что такое синергетические процессы

  78. Вынужденно - о переходе СССР к рыночной экономике

  79. Пара слов в защиту от сталинистов Хрущева Н.С.

  80. Некоторые замечания по поводу "Перестройки" и плана "500 дней"

  81. Проект программы

  82. О глобализации

  83. Причины дефицита в плановой экономике

  84. Возражение КОМОЛОВУ О.О.

  85. О гениальности - как возражения Т.Черниговской

  86. Необходима реформа образования

  87. О циклических колебаниях в экономике

  88. Степень конкуренции зависит от удовлетворенности потребностей

  89. Вопрос о переходе с НДС на НсП (налог с продаж)

  90. Альтернативные монетарные режимы: проблема выбора

  91. Куда же уходит сеньораж?!

  92. Чтобы поставить точку в разговорах о сеньораже

  93. Доля бюджета в ВВП

  94. С.Блинов опять неправ...

  95. Зачем Человек?

  96. В чем проблема в монетарной сфере

  97. Почему наша элита так боится "программы Глазьева"?

  98. Как определяется мировая цена нефти

  99. Что делать?

  100. "Объедает" ли Америка другие страны

  101. Что является двигателем экономики

  102. Объем денежной массы в обращении

  103. О валютном правлении - Currency Board

  104. Деньги Гезеля и демередж

  105. Мои возражения Дж.М.Кейнсу

  106. Какая же модель экономики нужна России?

  107. М.Антонову о косыгинской экономической реформе

  108. В чём я вижу главную ошибку Путина

  109. Как сделать россиян богатыми и создать 25 млн новых рабочих мест

  110. Какая экономика нужна России

  111. Миф о двухконтурной денежной системе в СССР

  112. Миф о двухконтурной денежной системе при Сталине (П.Грегори)

  113. Может ли у России быть особый путь развития?

  114. Может ли папуас быть счастливым?

  115. Либерализм - западная идеология цивилизованного рабства

  116. О поверхностном мышлении

  117. И снова об экономической политике

  118. Так ли плоха инфляция, как её малюют?

  119. Вся власть Советам!

  120. К вопросам модернизации и инновационного развития

  121. Актуальна ли сейчас для Россиии постиндустриальная экономика?

  122. О перспективах поиска товара "нового технологического уклада"

  123. Какова роль Центрального банка России?

  124. К вопросу об инновациях

  125. Новая экономическая модель для России

  126. Сколько денег должно быть в экономике

  127. Основы новой экономической концепции

  128. России нужны ГосНИИ и НПО, а не Кремниевая долина

  129. Главная причина нынешнего кризиса

  130. Надо научиться использовать наши реальные конкурентные преимущества

  131. Пара слов в защиту коррупции и о конкуренции

  132. Оптимальная форма правления

  133. О практике "формирования потребностей"

  134. Новая налоговая политика

  135. Теория понятия конкуренции в экономике

  136. Пенсионная реформа

  137. О будущем России

  138. Замечания по книге Петра Мягкова "Русская политическая экономия"

  139. Критика программы Столыпинского клуба "Экономика Роста"

  140. Что является двигателем экономики

  141. Почему Запад переходит на отрицательные процентные ставки по кредитам?

  142. Как банкиры дурят людей, или какими могут быть кредитные ставки

  143. Паршев А.: крушение легенды

  144. О роли идеологии в стране

  145. Капитализм и протестантская этика

  146. Какое предложение может родить повышение спроса?

  147. О "теории постиндустриального общества"

  148. ДАЁШЬ 80% ДОБАВЛЕННОЙ СТОИМОСТИ В ФОНД ОПЛАТЫ ТРУДА!

  149. О теории кризиса Хазина

  150. Моя теория: "левши" и "правши" - от чего это зависит?

Моя группа "Новый курс для России" в Фейсбуке
Моя группа "Социал-солидаризм для России" в Фейсбуке

Сталин как троцкист

Пол Грегори,
"Политическая экономия сталинизма".



Экономические взгляды левой оппозиции были наиболее подробно обоснованы Е.Преображенским, ведущим теоретиком среди сподвижников Троцкого. В середине 1920-х годов Преображенский утверждал, что источником «первоначального социалистического накопления» должно стать крестьянское сельское хозяйство. Этот тезис он аргументировал тем, что индустриализация потребует перемещения рабочей силы из сельской местности в город, а питание и содержание новых промышленных рабочих можно будет обеспечить лишь за счёт изъятия сельскохозяйственных «излишков». В обществе со стабильным и неизменным уровнем сельскохозяйственного производства реализовать подобное возможно только при условии, что крестьяне станут потреблять меньше хлеба (соответственно уровень их жизни понизится). Как писал Преображенский, до революции российское крестьянство было привычно к более низкому уровню жизни, значит, оно может вернуться к нему без уменьшения объемов сельскохозяйственного производства.

Преображенский определил источник первоначального накопления капитала, но не смог детально описать механизм его извлечения. Он предполагал, что государство может ввести хлебную монополию: установить низкие закупочные цены на хлеб и тем самым понизить доходы крестьян, одновременно продавать хлеб по более высоким розничным ценам. Разница должна использоваться для капиталовложений в промышленность. Если цены будут определяться рынком, считал Преображенский, то разница между оптовой и розничной ценой при наличии конкуренции будет невелика, государство не получит необходимых средств, а крестьяне сохранят свои доходы. По сути, Преображенский описал схему тотального перераспределения доходов, способную перекачать средства из сельского хозяйства в промышленность. Однако он не дал ответа на самый важный вопрос: если предложить крестьянам низкие закупочные цены на хлеб, что будет побуждать их сдавать хлеб государству? Ведь они могут либо сами потребить свой хлеб, либо скормить его домашней скотине, либо попросту сократить производство. Механизм принудительных поставок хлеба по низким ценам создал и успешно реализовал не кто иной, как Сталин.

Сталинская принудительная коллективизация создала тот механизм принуждения, который позволил отобрать «излишки» у упорно сопротивляющейся деревни.

Главной причиной принудительной коллективизации стала неспособность государства добиться закупки зерновых у крестьян по фиксированной [значительно более низкой, чем рыночная] цене.
____________________________________________

Судьба «левой оппозиции» хорошо известна. Сталин в союзе с умеренным большинством в Политбюро добился исключения Троцкого из партии в 1926 году. Но уже через год Сталин перенял идеи и принципы, которые ранее классифицировались им как "левый уклон". Неизвестно, противостоял ли Сталин программе «левых» исключительно по политическим конъюнктурным соображениям или же он просто позже пришел к тем же выводам. В любом случае составление первых общесоюзных балансов производства и потребления стали, нефти и хлеба способствовало усилению ощущения, что экономика находится в бедственном положении.

«Балансовый» образ мышления предполагал, что государство будет и покупателем товаров, и их поставщиком. Такие важные товары, как хлеб, не должны зависеть от милости рынка.

Послевоенные снижения цен

Белоусов Р.А., "Экономическая история России: XX век."

"Показательно, что после отмены карточек на продовольственные товары снижение цен на продукты питания на колхозных рынках происходило быстрее, чем в государственной торговле.
В результате спрос на эти продукты в государственной торговле увеличился от 20 до 60 %. Такой рост не перекрывался расширением товарных фондов, особенно продовольствия. Поэтому, как уже отмечалось, в ряде районов пришлось либо восстановить нормированное снабжение, либо примириться с хроническими очередями за хлебом.

На втором этапе, начавшемся с марта 1949 года, государственные цены на хлеб, макаронные изделия, крупу, мясные продукты и масло животное были снижены на 10 %, что вызвало новую волну повышения платежеспособного спроса населения. Экономисты до сих пор спорят относительно того, насколько была экономически оправдана такая политика цен в условиях нарушенной пропорциональности в ряде важных звеньев расширенного воспроизводства. Однако люди быстро привыкли к «весенним подаркам» со стороны властей и уже ждали их... В марте 1950 года последовало третье, и весной 1951-го — четвертое, еще через год — пятое, затем — шестое, подготовленное еще при жизни Сталина, снижение розничных цен на широкий круг товаров в государственной и кооперативной торговле.

В результате шестикратного повторения этого приятного, незабываемого мероприятия розничные цены весной 1953 года были значительно ниже уровня цен, действовавших до отмены карточной системы. Так, на хлеб, макаронные изделия и крупу, а также на мясные продукты они снизились почти на две трети, на картофель - в 2,2 раза, на овощи - на 58 %, на фрукты - на 62 %, на растительное и животное масло, а также на сахар и яйца — наполовину, молоко — на 38 %.

В таких изменениях не малую роль сыграло возвращение в деревню мужчин, демобилизованных из армии. Даже в тех случаях, когда они вынуждены были уехать в город на заработки, весной и осенью мужчины, хотя бы на несколько дней, «вырывались» к своим семьям, чтобы помочь на сенокосе и в обработке посевов на своем приусадебном участке, а осенью - убрать урожай. Свой труд они оценивали невысоко, что и позволило снизить цены на колхозных рынках в 1953 году по сравнению с 1947 годом почти в 4 раза. Это заставило снижать государственные розничные цены на мясные продукты, овощи и картофель в большей степени, чем на продукты, которые не производились на приусадебных участках."


Организация сельского хозяйства в первые пятилетки советской власти

Белоусов Р.А., "Экономическая история России: XX век."

Несмотря на приписки в отчетах, провал проводимой в последнее десятилетие аграрной политики [приблизительно после 1929 года] был налицо. Созданная хозяйственная система для многотоннажного производства дешевого хлеба не смогла перед войной достигнуть показателей 1913 года и конца НЭПа, как по урожайности с гектара, так и по валовому сбору зерна.

За счет такого приусадебного хозяйства крестьянская семья при интенсивном труде могла прокормить себя, зарабатывая на общественном поле только хлеб. Здесь-то и возникало главное противоречие между общественным и единоличным хозяйствами. На практике получалось, что работать на приусадебном хозяйстве для крестьянина было тяжелее, но, в конечном итоге, намного выгоднее, чем на колхозном поле. Реально ручной труд крестьянина на его приусадебном участке оплачивался значительно выше, чем на коллективном поле. Это определяло его позицию по отношению к труду «на себя» и в «общем» хозяйстве. Соответственно строилось его поведение в конкретной обстановке. Многие стремились устроиться на работу где угодно, только не в колхозе.

...основное противоречие действовавшего хозяйственного механизма — противоречие между интересами крестья- нина, колхоза и государства...

...динамика поголовья скота, который держали в рамках приусадебных хозяйств, намного опережала развитие колхозных животноводческих ферм..

В этой связи стоит напомнить, что, когда, вскоре после окончания войны, наши «опытные специалисты-аграрники» стали рекомендовать крестьянам Восточной Германии воспользоваться при создании производственных кооперативов советской моделью сельскохозяйственной артели, в структуре которой приусадебное хозяйство играло одну из ключевых ролей, немцы решительно отклонили такой вариант. «Зачем нужно возиться у себя дома с одной коровой и поросятами, — говорили они, — когда в кооперативе всегда можно купить дешевое молоко и мясо». В этом суть и смысл кооперации — с высокой отдачей работать в коллективном хозяйстве и получать там необходимые, к тому же дешевые продукты питания. Но в том-то и дело, что наши крестьяне были лишены такой возможности — колхозы были построены на других принципах организации труда, а главное — распределения конечной продукции и доходов.

Так, во второй половине тридцатых годов в колхозах из валового урожая зерна 25 % использовалось на оплату работ МТС. Еще примерно 20 % поступало государству в форме обязательных поставок по низким ценам, что по существу придавало им налоговый характер. Еще 22—25 % откладывали на семена, 27—30 % собранного урожая зерновых расходовалось на корм обобществленным лошадям, свиньям, другим домашним животным. Мизерная доля выдачи хлеба на заработанный трудодень, — довольно часто всего 200-300 грамм, - терялась где-то среди этих больших цифр. В некоторых слабых колхозах зерно на трудодни вообще не выдавали. Колхозы выполняли первую заповедь — сначала нужно рассчитаться с государством.

Происхождение денег. Гипотеза Олега Григорьева

Как известно, первые деньги из драгоценных металлов — это деньги, которое выпускало малоазиатское государство Лидия. Они были сделаны из электрума, естественного сплава серебра и золота. Известно, где они выпускались, там и только там есть месторождения электрума. Известно также, насколько быстро и широко эти деньги распространились по всему Средиземноморью. Давайте попробуем эту известную историю более корректно описать.

Итак, гипотеза. Есть государство. Оно собирает налоги в натуральной форме и помещает собранные продукты на склад. Есть монеты, но они изначально не предназначаются для обмена. Монеты — своего рода складская расписка.

У государства есть наемная армия, а у армии есть армейские склады, которые снабжают каждого солдата по потребностям. Предположим, что эти потребности определены для каждого солдата — буханка хлеба, кувшин вина в сутки или в какой­-то другой пропорции — две буханки хлеба и кувшин вина. Мы должны как­-то контролировать, чтобы солдат не брал со склада лишнего. Мы выдаем ему две монеты, на каждую из которых он может получить либо две буханки хлеба, либо кувшин вина, можешь взять четыре буханки, если непьющий, или наоборот, если сильно пьющий, или как­-то там еще в рамках дня или месяца скорректировать свое потребление.

Есть склад, выдали монеты, на складе установлена пропорция выдачи продуктов. С монетами солдат может все время обращаться на склад. Предположим, что он оказался далеко от склада и зашел к какому­-то гражданскому лицу, которое либо само является воспроизводственным контуром, либо его частью, и говорит: «Дайте мне кувшин вина, а я вам дам за это монету. С дисконтом — кувшин вина без одного глотка».

Тот, кто берет у солдата монету, может пойти на склад и «восстановить» кувшин вина, а может получить хлеб (в заданной пропорции). У этого воспроизводственного контура появилась внешняя пропорция между вином и хлебом, которой раньше не было, появилась монета, с помощью которой можно взаимодействовать со складом и пытаться что­то выиграть (рис. 20).


Посмотрим на рис. 21.

Вот разные воспроизводственные контуры: замкнутые, внешние. Монеты начинают друг с другом взаимодействовать сначала через склад (это место, в котором вы всегда можете обменять необходимое). А в какой­-то момент воспроизводственные контуры начинают взаимодействовать друг с другом.

Нетрудно понять, что первый рынок появляется рядом со складом, там, куда сходятся владельцы монет, чтобы получить возмещение за ранее отпущенные продукты. А рядом находится производитель, который понимает, что, если он за свой хлеб получит монету, он сможет с выгодой обменять ее на вино. Но так получилось, ему монеты не досталось. Но он может ее получить, предложив свое зерно тем, кто в нем нуждается и владеет монетами. Те, чтобы не стоять в очереди на склад — а там, как мы знаем из собственного опыта, то санитарный день, то учет, то еще какая заминка, — охотно поменяются.

Другие будут предлагать вино — и пошло-поехало, вот уже и рынок образовался, где обмен товарами при посредничестве монет происходит помимо склада. А если мы учтем, что склад — это не просто склад, а крепость или замок (чтобы никто не растащил государственные запасы), то вот вам уже и вполне полноценный город образуется. Город-государство.

Ремесленники, производство которых не связано с землей, переселяются поближе к рынку (и к крепостным стенам). И вся система начинает бурно развиваться. В последнем случае нам, правда, придется выйти за пределы товарной пары зерно-вино, но что нам мешает это сделать?

Продолжим фантазировать. Пока владельцы монет, пришедшие из отдаленных мест, стоят в очереди и ждут, когда закончится санитарный час, они, само собой разумеется, разговаривают. Ищут земляков, интересуются, кто и зачем пришел, с какими трудностями столкнулся, как отбивался от разбойников.

И понимают, что им вовсе не надо было тащиться в такую даль, поскольку выгодную сделку они могли бы совершить, не уходя далеко от своих мест. Тогда они договариваются, что в следующий раз, когда им в руки попадется монета, они будут искать партнеров поблизости. Тем более что в таком случае они получат еще и дополнительную выгоду.

Монета­-то досталась им с дисконтом. Но теперь на склад идти не надо, а можно все сделать на месте. Так начинает формироваться первый пояс локальных рынков. Эти рынки втягивают в свою сферу новых производителей, и ойкумена денежного обращения постепенно расширяется. На рис. 21 я этот процесс расширения товарной ойкумены тоже отобразил.

Обращу ваше внимание, что мы ввели монету и связанные с нею ценовые пропорции совершенно произвольно, не опираясь ни на какие «фундаментальные» факторы. И процесс пошел. Участники процесса не обращают внимания на это обстоятельство и охотно обмениваются по предложенным им непонятно почему ценам.

Как долго может это продолжаться? Ну, теоретически, пока деньги, постепенно распространяясь, не расползутся по всему обитаемому миру. Государство может неограниченно печатать деньги, и они будут сохранять свою изначально заданную ценность, а цены будут неизменными.

В конечном счете склад может вообще исчезнуть, и этого никто не заметит. Агенты государства будут получать монеты и покупать все им необходимое на ближайшем рынке. Новые порции монет будут способствовать дальнейшему расширению рынков и так далее.

Ну действительно, возьмем те же самые лидийские монеты. Известно, где располагалось государство Лидия и где находят выпущенные в нем монеты. Имело ли какое-­нибудь значение для людей, живших, например, на Сицилии и торгующих за монеты на местном рынке, существует ли в далекой Лидии, о которой они, быть может, никогда не слышали, какой­-то там склад? Не только склад может перестать существовать, но само государство Лидия может кануть в Лету. На привычку людей пользоваться деньгами это обстоятельство нисколько не повлияет.

Еще раз повторю свою мысль. Сегодня обеспечением денег является не склад, а развитая система рынков, на которых за эти конкретные деньги можно купить необходимый товар. Для глобальной валюты никакого склада не нужно, а когда она начнет утрачивать свой статус, никакого склада не будет достаточно для того, чтобы этому препятствовать. И на этом гипотетическом складе не золото должно храниться, а зерно, ткани, бензин, металлы, автомобили, станки, компьютеры и, прости Господи, айфоны.

Еще раз напомню, в реальной истории никто специально запуском денег в обращение не занимался. А начиная с некоторого момента исчезновение склада не повлечет за собой отказа от пользования деньгами.

Почему?

Да потому, что старые воспроизводственные контуры с их системой управления и распределения продукции распадаются, восстановить эту систему невозможно и денежный обмен становится безальтернативным. Никто не заинтересован в том, чтобы отказаться от использования денег. И то обстоятельство, что они ничем не обеспечены, не имеет никакого значения.

http://worldcrisis.ru/crisis/2373460

О практике "формирования потребностей"

Мне задали хороший вопрос:

«Юрий, а как ты думаешь на счет формирования потребностей.
Допустим многие люди не знают чего хотят - в голове, у них полный "бардак". Допустим переформирование мышления отдельных личностей с потребления табака на потребление витаминов. Вместо водки - кефир и т.д.?»

Я с удовольствием на него отвечаю:

Плохо думаю, раз уж спросили – «как?». Это хуже воровства. Клиент не кукла, которой позволено манипулировать всякому продавцу. Человек счастлив или хотя бы спокоен, пока не испытывает потребностей. Продавец ради собственной выгоды создает у покупателя мнимую потребность. Удовлетворив ее, покупатель через некоторое время, как правило, осознает, что его обманули, «впарили» ненужное, у него появляется недовольство, раздражение, снижается самооценка, может появиться комплекс неполноценности. Да и просто может возникнуть дефицит денежных средств.

Продавец должен помогать клиенту удовлетворять его потребность – реально существующую и осознанную, а не создавать новую. Максимум, что может – помочь осознать – в чем именно потребность, и каким именно товаром может быть удовлетворена в лучшей степени.

Не дело продавца переубеждать клиента – что ему надо – водку или кефир. Это дело врачей, друзей и пр. Если у человека есть потребность в водке – то она совершенно иная, чем в кефире: выпив кефира для храбрости и раскованности, на танцы не пойдешь. Это – разные потребности, и не могут быть удовлетворены взаимной заменой. Продавец не имеет никакого права вмешиваться в личную жизнь клиента, а тем более – манипулировать клиентом, навязывать ему что-либо. Тем более, что рано или поздно клиент поймет, что его одурачили. И это принесет продавцу в перспективе больше вреда, нежели пользы.

Вам бы хотелось, чтобы вашим сознанием манипулировали?
«Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». Вот что я думаю.

В капитализме, где каждый истинно капиталистический продавец делает всё для увеличения продаж, и, как говорят, ради выгоды готов продать собственную бабушку,  заложено антигуманное, античеловеческое, антиприродное начало. Поэтому каждый очередной кризис капитализма все более силен. А нынешний может оказаться последним. Кто раньше это поймет – у того есть шанс выйти из него с наименьшими потерями. Я имею в виду прежде всего страны, конечно. Саркози уже частично понял, только пока лишь он один. Частично – потому что не может быть капитализма с человеческим лицом. Общество, основанное на эгоизме, – не может быть долго обществом вообще, оно обязательно самоуничтожится, или станет-таки нормальным, в котором есть общие интересы и ценности, и каждый человек хотя бы немного - коллективист.