Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

АВТОРСКИЕ ТЕМЫ


  1. Социал-солидаризм - новая форма социально-ориентированного общества

  2. Идеология нового социализма - социал-солидаризм

  3. Новый курс для России

  4. Безусловный базовый доход как новая идеология

  5. СОЦИАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА - единственный выход из кризиса

  6. Основа социальной экономики

  7. Мои мысли и афоризмы

  8. Закон спроса и предложения в моей формулировке

  9. О роли товарно-денежных отношений в обществе

  10. Моя периодизация истории

  11. Социальная стратификация: марксисты опять не правы

  12. О примитивности классового подхода

  13. Экономика для "чайников"

  14. Новая налоговая системы для России

  15. Принципиальная ошибка в философии К.Маркса

  16. Ещё одна ошибка К.Маркса - логическая

  17. Следствие из признания ошибочности марксизма - необходимость введения ББД

  18. Карл Маркс был лаптем

  19. Проблема отчуждения не решается так, как это предполагал Маркс и Келсо

  20. О классовой борьбе

  21. Три закона рыночной экономики

  22. Самая главная ошибка Сталина и большевиков - марксизм!

  23. Тактика РФ по отношению к "открытым границам" - монополия государства на импорт

  24. О Единой Централизованной Плановой Системе

  25. Главная ошибка большевиков в области планирования

  26. Стратегическое планирование

  27. Кибернетики разрушили СССР

  28. Что такое деньги на простом примере

  29. Механизм эмиссии денег

  30. Приоритеты монетарной политики в контексте национальных интересов

  31. Не государственное планирование, а государственное стимулирование!

  32. Вопросы по межотраслевому балансу (МОБ)

  33. Был ли в СССР государственный капитализм

  34. Об уровне монетизации экономики

  35. Ответ на статью Э.Бирова о конференции движения "ЗА ПРАВДУ"

  36. Как отделить овец от козлищ?

  37. Роль платежеспособности населения в экономике

  38. В чём гениальность Кейнса и его недоработка

  39. Главный секрет советской экономики

  40. О церебральном сортинге С.В.Савельева

  41. Зачем крупному бизнесу и ТНК нужны деньги

  42. ПОЧЕМУ "СГОРЕЛИ" ВСЕ СОВЕТСКИЕ СБЕРЕЖЕНИЯ И САМ СОВЕТСКИЙ СТРОЙ

  43. "Совки" как жертвы советского образования

  44. О ЕГЭ и системе школьного образования

  45. О Творце и смысле жизни

  46. Первопричина эволюции и законов Природы

  47. О справедливости и эгоизме

  48. Моя теория социальной стабильности

  49. ТАЛОННЫЙ КОММУНИЗМ

  50. Враг социал-солидаризма - чванство

  51. О новом профсоюзном движении в России

  52. Николай Кондратьев О ПЛАНИРОВАНИИ (конспект)

  53. Чьи социальные конфликты надо решать в России

  54. ЧТО ОТ НАС СКРЫВАЛИ КОММУНИСТЫ

  55. Моя теория - почему горцы живут дольше

  56. О "КОЛЛЕКТИВНОМ РАЗУМЕ"

  57. Об интеллекте и невозможности создания ИИ

  58. О конкуренции как механизме эволюции и роли кризисов

  59. "Отчуждение" по Марксу

  60. Отличия цивилизаций

  61. Эволюция, Бог и Библия

  62. Что значит фраза "От каждого по способностям"

  63. Как избежать кризисов перепроизводства

  64. Зря нас пугают ростом финансового сектора

  65. Ответ А.Вассерману по поводу предпочтительности планирования

  66. Почему нельзя запретить оффшоры

  67. О ВАУЧЕРНОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ

  68. В социо-гуманитарных сферах не может быть оптимального решения

  69. О борьбе за существование в природе

  70. О мечтах

  71. Как модернизировать систему образования

  72. О неприменимости законов физики и химии в социальных науках

  73. Закон сохранения энергии противоречит формуле Эйнштейна

  74. Моя теория наследственности и изменчивости

  75. Возражения Ю.Пивоварову

  76. КАК ОПРЕДЕЛЯТЬ КОМПЕТЕНТНОСТЬ, или об индексе цитирования

  77. Что такое синергетические процессы

  78. Вынужденно - о переходе СССР к рыночной экономике

  79. Пара слов в защиту от сталинистов Хрущева Н.С.

  80. Некоторые замечания по поводу "Перестройки" и плана "500 дней"

  81. Проект программы

  82. О глобализации

  83. Причины дефицита в плановой экономике

  84. Возражение КОМОЛОВУ О.О.

  85. О гениальности - как возражения Т.Черниговской

  86. Необходима реформа образования

  87. О циклических колебаниях в экономике

  88. Степень конкуренции зависит от удовлетворенности потребностей

  89. Вопрос о переходе с НДС на НсП (налог с продаж)

  90. Альтернативные монетарные режимы: проблема выбора

  91. Куда же уходит сеньораж?!

  92. Чтобы поставить точку в разговорах о сеньораже

  93. Доля бюджета в ВВП

  94. С.Блинов опять неправ...

  95. Зачем Человек?

  96. В чем проблема в монетарной сфере

  97. Почему наша элита так боится "программы Глазьева"?

  98. Как определяется мировая цена нефти

  99. Что делать?

  100. "Объедает" ли Америка другие страны

  101. Что является двигателем экономики

  102. Объем денежной массы в обращении

  103. О валютном правлении - Currency Board

  104. Деньги Гезеля и демередж

  105. Мои возражения Дж.М.Кейнсу

  106. Какая же модель экономики нужна России?

  107. М.Антонову о косыгинской экономической реформе

  108. В чём я вижу главную ошибку Путина

  109. Как сделать россиян богатыми и создать 25 млн новых рабочих мест

  110. Какая экономика нужна России

  111. Миф о двухконтурной денежной системе в СССР

  112. Миф о двухконтурной денежной системе при Сталине (П.Грегори)

  113. Может ли у России быть особый путь развития?

  114. Может ли папуас быть счастливым?

  115. Либерализм - западная идеология цивилизованного рабства

  116. О поверхностном мышлении

  117. И снова об экономической политике

  118. Так ли плоха инфляция, как её малюют?

  119. Вся власть Советам!

  120. К вопросам модернизации и инновационного развития

  121. Актуальна ли сейчас для Россиии постиндустриальная экономика?

  122. О перспективах поиска товара "нового технологического уклада"

  123. Какова роль Центрального банка России?

  124. К вопросу об инновациях

  125. Новая экономическая модель для России

  126. Сколько денег должно быть в экономике

  127. Основы новой экономической концепции

  128. России нужны ГосНИИ и НПО, а не Кремниевая долина

  129. Главная причина нынешнего кризиса

  130. Надо научиться использовать наши реальные конкурентные преимущества

  131. Пара слов в защиту коррупции и о конкуренции

  132. Оптимальная форма правления

  133. О практике "формирования потребностей"

  134. Новая налоговая политика

  135. Теория понятия конкуренции в экономике

  136. Пенсионная реформа

  137. О будущем России

  138. Замечания по книге Петра Мягкова "Русская политическая экономия"

  139. Критика программы Столыпинского клуба "Экономика Роста"

  140. Что является двигателем экономики

  141. Почему Запад переходит на отрицательные процентные ставки по кредитам?

  142. Как банкиры дурят людей, или какими могут быть кредитные ставки

  143. Паршев А.: крушение легенды

  144. О роли идеологии в стране

  145. Капитализм и протестантская этика

  146. Какое предложение может родить повышение спроса?

  147. О "теории постиндустриального общества"

  148. ДАЁШЬ 80% ДОБАВЛЕННОЙ СТОИМОСТИ В ФОНД ОПЛАТЫ ТРУДА!

  149. О теории кризиса Хазина

  150. Моя теория: "левши" и "правши" - от чего это зависит?

Моя группа "Новый курс для России" в Фейсбуке
Моя группа "Социал-солидаризм для России" в Фейсбуке

О борьбе за существование

Современная эволюционистика не рассматривает борьбу за существование как главный фактор эволюции.

Естественный отбор - как положительный (побеждает сильнейший), так и отрицательный (вымирает слабейший) - основная форма ЗАКРЕПЛЕНИЯ эволюционных изменений организма.

Вот из статьи в англоязычной Википедии:

"В то время как идея борьбы за существование развивалась в западном мире, были и другие интерпретации борьбы за существование, особенно Петра Кропоткина в России. Кроме того, борьба за существование была поставлена ​​под сомнение в Соединенных Штатах в 1930-х годах, когда стала популярной идея сотрудничества между организмами. Совсем недавно утверждалось, что борьба за существование не так важна в макроэволюционных временных масштабах."

Читаем П. Кропоткина - "Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса":

Весьма возможно, что, в начале своих работ, Дарвин сам не сознавал всего значения и общности того явления — борьбы за существование, — к которому он обратился за объяснением одной группы фактов, а именно — накопление отклонений от первоначального типа и образования новых видов. Но он понимал, что выражение, которое он вводил в науку, утратило бы свой философский, точный смысл, если бы оно было понято исключительно в его узком смысле, как борьба между индивидуумами из-за средств существования. А потому, уже в самом начале своего великого исследования о происхождении видов, он настаивал на том, что «борьбу за существование» следует понимать «в ее широком и переносном (метафорическом) смысле, т. е. включая сюда зависимость одного живого существа от других, а также, — что гораздо важнее, — не только жизнь самого индивидуума, но и возможность для него оставить по себе потомство».
...В своем последующем сочинении, «Происхождение Человека», он написал даже несколько прекрасных сильных страниц, чтобы выяснить истинный, широкий смысл этой борьбы. Он показал здесь, как в бесчисленных животных сообществах борьба за существование между отдельными членами этих сообществ совершенно исчезает и как вместо борьбы является содействие (кооперация), ведущее к такому развитию умственных способностей и нравственных качеств, которое обеспечивает данному виду наилучшие шансы жизни и распространения. Он указал, таким образом, что в этих случаях «наиболее приспособленными» оказываются вовсе не те, кто физически сильнее или хитрее, или ловче других, а те, кто лучше умеет соединяться и поддерживать друг друга, как сильных так и слабых, — ради блага всего своего общества. «Те общества, — писал он, — которые содержат наибольшее количество сочувствующих друг другу членов, будут наиболее процветать, и оставлять по себе наибольшее количество потомства». (Второе издание, стр. 163)


А происходят эволюционные изменения совершенно не по причине борьбы за существование. Сначала появляются МУТАЦИИ, и потом уже в зависимости от внешних условия большая их часть уничтожается половым размножением, и лишь некоторые сохраняются в геноме - как наиболее приспособленные к внешней среде. И борьба за существование тут вообще ни причем. ТОЛЬКО ВНЕШНИЕ УСЛОВИЯ - например, изменившийся климат. Или повышенная рождаемость, или повышенная сопротивляемость организма каким-то внешним воздействиям.

Я вам сейчас скажу ужасную для получившего советское образование человека вещь: в живой и дикой природе между животными не существует никакой борьбы за существование. Одни поедают других - да. Поедают более слабых - потому что их легче поймать - да. Есть всегда какие-то конфликты интересов внутри одного вида и между видами, имеющими общую пищевую нишу. Воробьи живут стаями, и сосуществуют с голубями. И никто друг друга из-за этих конфликтов интересов не убивает. Вымирают виды вовсе не от того, что их кто-то более сильный съедает или вытесняет из общей "столовой", а исключительно потому, что они не смогли эволюционно приспособиться К СРЕДЕ ОБИТАНИЯ - чисто на генетическом уровне! Потому что физическому уничтожению посредством поедания они очень легко противостоят повышением рождаемости или приобретением таких, например, качеств, как ядовитость или иная защита.

Но марксисты упорно хватаются за то, что им внушили в школе такие же марксисты - борьбу за существование. Это же их любимый конек. Это же они - любители вечной борьбы. Им же надо было как-то оправдать человеконенавистническую идею об антагонистических классах и классовой борьбе!

Существует ли конкуренция?

Короткий Сергей Викторович
Руководитель школы классического управления «СВАГА», консультант по управлению, к.ф.н
12 декабря 2015


Существует ли конкуренция?

В наше время идея конкуренции является неоспоримой аксиомой, уже «естественным законом» жизни как вегетативного, животного, так и социального мира. В высших учебных заведениях рассматриваются методы и способы ведения конкурентной борьбы, победители в которой получают право на жизнь, поскольку оказались сильнее в этом «естественном отборе».

Однако во всей этой конкурентной концепции есть много противоречивых, а иногда странных нюансов. Во-первых, если конкуренция является естественным законом жизни социума, тогда зачем создавать различные социальные организации по ее поддержанию (например, федеральные антимонопольные службы), ведь странно создавать комитеты по поддержанию действия закона тяготения. Закон объективен, то есть существует независимо от воли и желания человека. И если все-таки есть необходимость в создании специальных служб по поддержанию конкуренции, то это лишь подтверждает искусственный характер этого «естественного» закона.

Во-вторых, идея конкуренции (как и любая другая) тогда станет популярной, когда пообещает народу некие блага. В учебниках говорится, что монопольное положение компании на рынке позволяет ей диктовать свои условия продажи продукции и услуг, а потенциальные потребители не имея альтернативы, находятся в кабале. И если разрушить монополизм, создав конкурентные условия, компании в борьбе за потенциального потребителя будут снижать стоимость своей продукции и услуг. Вроде бы верно, если опираться на линейную логику, но жизнь развивается по другим принципам, которые особенно легко проследить в наше время разрушения монополий. Например, последняя «реформа» РАО ЕЭС России, создает конкурентные условия, которые, по логике американских идеологов конкуренции, должны снизить стоимость кВт-часа электроэнергии. Но все аналитики, словно сговорившись, спорят лишь о размерах увеличения стоимости этого кВт-часа.

В-третьих, теоретические «блага» конкуренции для потребителя состоят также в том, что она вынуждает предпринимателей с целью захвата большей доли рынка и повышения рентабельности своего бизнеса повышать качество своей продукции и услуг, снижать цену, оптимизировать бизнес-процессы, совершенствовать систему управления, повышать заработную плату персоналу для привлечения на свои предприятия более квалифицированных сотрудников и т.п. За почти двадцатилетие конкурентной борьбы хотелось бы воспользоваться хотя бы одним плодом с «древа конкуренции». Предпринимателям намного выгоднее нанять киллера для конкурента, чем оптимизировать свой бизнес.

И, наконец, раз конкуренция такое благое начинание, зачем же бороться с конкурентами и изучать пути и методы ведения конкурентной борьбы, повышать входные барьеры и т.д. Раз наличие конкурентов является необходимым условием развития компании, тогда нужно изучать пути сотрудничества, взаимопомощи, поскольку менеджер просто обязан использовать любой ресурс для развития своей компании, тем более такой мощный.

Для того, чтобы разобраться в этих хитросплетениях нужно ответить на два вопроса: «Является ли конкуренция объективным естественным законом?» и если нет, то «Кто и зачем ее придумал?».

В данной статье рассматривается конкуренция в социуме, но социальный мир является элементом целостности, а не каким-то обособленно существующим фрагментом, поэтому мы вправе предположить, что законы социального мира подобны законам духовного, животного и растительного миров. И если мы обнаружим конкуренцию в этих мирах, то автоматически можно признать факт ее существования в социальном мире1.

Начнем с растительного царства. Каждый школьник по рисунку в учебнике знает, что большое дерево перехватывает солнечную энергию, энергию воды и т.п., поэтому чахлое засохшее дерево, попытавшееся вырасти рядом с большим, обречено на смерть как проигравшее борьбу в этом жестоком естественном отборе. Это очевидно только на картинке в учебнике, лес имеет собственную сеть коммуникаций, с помощью которой между растениями происходит обмен информацией, а иногда и пищей. Для общения используется грибок «микориза», который растет на волокнах корней (исследования британских и канадских ученых). С помощью микоризы осуществляется даже перенос питательных веществ, причем деревья, у которых интенсивней идет процесс фотосинтеза отдают «излишки» деревьям, у которых процесс фотосинтеза идет медленнее. Лес — взаимосвязанная сбалансированная система. Выяснилось, что для успешного роста молодых деревьев взрослые уступают им некоторые необходимые источники роста. Наличием сети объясняется факт симбиоза деревьев и грибов. Это открытие меняет образ леса, как места тихой борьбы, где каждая былинка живет своей собственной жизнью, постоянно покушаясь отнять у соседа часть влаги, света и воздуха. Таким образом, вместо «борьбы за выживание», которая представлялась Дарвину одной из движущих сил эволюции, в мире растений царит гармония, основанная на кооперации самостоятельных единиц.

Волк, поедающий зайца; лиса, утащившая курицу; лев, защищающий свою территорию, — это примеры конкуренции в животном мире, так же как и человек, поедающий бекон или сохраняющий свое личное пространство?

От животных мы ожидаем «главным образом эгоистической мотивации поведения в интересах воспроизводства» (специальный выпуск «Загадка альтруизма» французского журнала «Science et avenir» ноябрь 2007 года), но животные демонстрируют сотрудничество и взаимопомощь, причем связанные не только с необходимостью воспроизводства, но и потребностью в пище и защите от опасности. Не останавливаясь на примерах внутривидовой взаимопомощи, приведем примеры межвидовой солидарности: кенийская львица по кличке Камуняк прославилась тем, что несколько раз «усыновляла» детенышей-антилоп; тигрята, вскормленные таксой или лабрадором; пантера, усыновившая детеныша убитого ею павиана; охотничья собака, спасшая бельчонка; волки, вскормившие Маугли и т.п. В племенах крупных обезьян практикуется коллективная процедура вычесывания вшей; рыба губан-чистильщик, живущая в коралловых рифах Индийского и Тихого океанов, помогает крупным рыбам избавиться от паразитов; служебные собаки, часто рискующие своей жизнью, защищая своего хозяина — это исключение из закона «естественного отбора» или отражение тех аспектов жизни животного мира, которые мы не замечаем из-за предвзятой интерпретации событий? Заяц не конкурирует с волком за право быть волком, орел не конкурирует с голубем за хлебные крошки, акула не конкурирует с соколом за право летать. Если мы посмотрим на животный мир здравым разумом, то увидим много нового. Более того, нет смысла называть каждое столкновение конкуренций: столкновение лба со старой граблей не конкуренция, а ритуальное приветствие старой знакомой.

Есть ли конкуренция в духовном мире? Приведем цитату Николая Сербского: «Борьба за жизнь. Не поддавайся распространенной иллюзии, которую называют «борьбой за жизнь». Ибо это выражение имеет смысл лишь в том случае, когда означает «борьбу за Бога»; во всех остальных случаях оно бессмысленно. Для того, кто нашел свою жизнь в Боге, нет никакой борьбы за жизнь. Бог не ведет никакой борьбы ни с кем. Само присутствие Бога является победой. Борьба за жизнь, попросту говоря, означает борьбу за как можно более продолжительное существование тела здесь, на земле. И это, следовательно, борьба не за жизнь, а за тело. Иллюзорность такого лозунга очевидна уже потому, что люди, не знавшие о нем, жили на земле телесно не меньше и не горестнее принявших его. Как раз наоборот. Жизнь не завоевывается, жизнь по доброй воле дается Дарителем жизни. Кто жизнь завоевывает, у того жизнь отнимается. Представь себе, что горшки, наполненные маслом, начнут воевать между собой за то, кому сохраниться, а кому пропасть. Что сделает горшечник? Сначала выльет из горшков масло, потому что масло дороже горшка, затем некоторое время понаблюдает за смешной борьбой пустых горшков и наконец побьет их все и сделает новые. У тех, кто ведет борьбу за жизнь, не думая о Боге как Источнике жизни, Бог отнимает свою жизнь и оставляет их, как пустые горшки». Если жизнь всему дается Богом, то поскольку в духовном мире конкуренции нет, то и в мирах производных её быть не может. Её нет в человеческом социуме, нет в мире животном и вегетативном.

Вне зависимости от того, какой теории происхождения человека и общества вы придерживаетесь — эволюционно (происхождение человека от чего-то, находящегося ниже человека по эволюционной лестнице) или креационистской (происхождение человека от существ, находящихся выше его по эволюционному развитию) — и в первом и во втором источнике жизни человека и социума конкуренции нет. Тогда откуда же ей взяться в социуме?

Кто и зачем придумал конкуренцию? Если предположить, что каждый человек уникален, то следствием является наличие индивидуальной личной цели у каждого, в этом случае столкновение невозможно. Для того чтобы создать условия для конкуренции между людьми нужно уничтожить идею уникальности и неповторимости каждого идеей равенства и поставить всем одну цель (например, материальное богатство). Поскольку материальное богатство ограничено, а претендентов много, столкновение гарантировано. «Не может быть утверждения более нелепого и более вредного для человечества, как то, что все люди равны», — Генри Форд.

Идея конкуренции — продукт материалистического (читай, слепого) мышления. В природе никакой конкуренции нет, не было и быть не может только по той причине, что каждая вещь в естественной иерархии занимает отведенное ей Богом место. Конкуренция в человеческом обществе — это стремление потерявшего себя в естественной иерархии человека занять чье-то место: мужчина не конкурирует с женщиной за право рожать, отец не конкурирует с сыном за право быть его отцом, начальник не конкурирует с подчиненным за право управлять. Нет смысла «конкурировать» за то место, для которого ты создан, бесполезно конкурировать за то место, которое ты хочешь: даже в случае успеха, сил для того, чтобы удержаться в нем, не хватит. Идея конкуренции — это способ организации социальных войн и нарушения порядка.

Идея конкуренции — это один из современных способов реализации древней стратегии «разделяй и властвуй», поэтому и автор тот же. Зачем популяризирована идея конкуренции тоже не сложно понять, — это, как ни парадоксально звучит, способ устранения конкурентов. Конкурентная борьба, как и война, очень затратное мероприятие, поэтому компании, принявшие идею конкуренции, обрекают себя на ликвидацию. Именно поэтому никто не конкурирует, а часто сводят весь набор методов конкурентной борьбы к выяснению цены на аналогичную продукцию и т.п. Третий принцип производства Генри Форда гласит: «Не обращай внимания на конкуренцию. Пусть работает тот, кто лучше справляется с делом. Попытка расстроить чьи-либо дела —преступление, ибо она означает попытку расстроить в погоне за наживой жизнь другого человека и установить взамен здравого смысла господство силы».

И, в заключении, хочется напомнить древний славянский принцип наведения порядка и сохранения жизни в контру стратегии «разделяй и властвуй» — «объединяй и царствуй»! А это уже монополия, но ни одна монополия не может служить частным интересам.

ПРИМЕЧАНИЕ:
Слово «конкуренция» произошло от лат. cоncurrencia, что означает «сталкиваться».
 http://delovoymir.biz/2015/12/12/suschestvuet-li-konkurenciya.html

Конкуренция как борьба за существование или сотрудничество и взаимопомощь?

Кропоткин П.А., Взаимопомощь как фактор эволюции.

Понятие о борьбе за существование, как об условии прогрессивного развития, внесенное в науку Дарвином и Уоллэсом, позволило нам охватить в одном обобщении громаднейшую массу явлений; и это обобщение легло, с тех пор, в основу всех наших философских, биологических и общественных теорий. Несметное количество самых разнообразных фактов, которые мы прежде объясняли каждый своею причиною, было охвачено Дарвином в одно широкое обобщение. Приспособление живых существ к обитаемой ими среде, их прогрессивное развитие, анатомическое и физиологическое, умственный прогресс и даже нравственное совершенствование, — все эти явления стали представляться нам, как части одного общего процесса. Мы начали понимать их, как ряд непрерывных усилий, — как борьбу против различных неблагоприятных условии, ведущую к развитию таких личностей, рас, видов и обществ, которые представляли бы собою наибольшую полноту, наибольшее разнообразие и наибольшую интенсивность жизни.

Весьма возможно, что, в начале своих работ, Дарвин сам не со-знавал всего значения и общности того явления — борьбы за существование, — к которому он обратился за объяснением одной группы фактов, а именно — накопление отклонений от первоначального типа и образования новых видов. Но он понимал, что выражение, которое он вводил в науку, утратило бы свой философский, точный смысл, если бы оно было понято исключительно в его узком смысле, как борьба между индивидуумами из-за средств существования. А потому, уже в самом начале своего великого исследования о происхождении видов, он настаивал на том, что «борьбу за существование» следует понимать «в ее широком и переносном (метафорическом) смысле, т. е., включая сюда зависимость одного живого существа от других, а также, — что гораздо важнее, — не только жизнь самого индивидуума, но и возможность для него оставить по себе потомство».

Таким образом, хотя сам Дарвин, для своей специальной цели и употреблял слова «борьба за существование» преимущественно в их узком смысле, он предупреждал, однако, своих последователей от ошибки (в которую, по-видимому, он сам, было, впал одно время) — от слишком узкого понимания этих слов. В своем последующем сочинении, «Происхождение Человека», он написал даже несколько прекрасных сильных страниц, чтобы выяснить истинный, широкий смысл этой борьбы. Он показал здесь, как в бесчисленных животных сообществах борьба за существование между отдельными членами этих сообществ совершенно исчезает и, как, вместо борьбы, является содействие (кооперация), ведущее к такому развитию умственных способностей и нравственных качеств, которое обеспечивает данному виду нагшучшие шансы жизни и распространения. Он указал, таким образом, что в этих случаях «наиболее приспособленными» оказываются вовсе не те, кто физически сильнее или хитрее, или ловче других, а те, кто лучше умеет соединяться и поддерживать друг друга, как сильных так и слабых, — ради блага всего своего общества. «Те общества», писал он, «которые содержат наибольшее количество сочувствующих друг другу членов, будут наиболее процветать, и оставлять по себе наибольшее количество потомства». (Второе, английское издание, стр. 163).

Выражение, заимствованное Дарвином из Мальтусовского представления о борьбе всех против каждого, потеряло, таким образом, свою узость, когда оно переработалось в ум человека, глубоко понимавшего природу.

К несчастью, эти замечания Дарвина, которые могли бы стать основою самых плодотворных исследований, прошли незамеченными — из-за массы фактов, в которых выступала, или предполагалась, действительная борьба между индивидуумами из-за средств существования. При том же Дарвин не подверг более строгому исследованию сравнительную важность и относительную распространенность двух форм «борьбы за жизнь» в животном мире: непосредственной борьбы отдельных особей между собою и общественной борьбы многих особей — сообща, и он не написал также сочинения, которое собирался написать, о природных препятствиях чрезмерному размножению животных, каковы засуха, наводнения, внезапные холода, повальные болезни и т.п.

Между тем, именно такое исследование и было необходимо, чтобы определить истинные размеры и значение в природе единичной борьбы за жизнь между членами одного и того же вида животных, по сравнению с борьбой целым обществом против природных препятствий и врагов из других видов. Мало того, в той же самой книге о происхождении человека, где он писал только что указанные места, опровергающие узкое мальтузианское понимание «борьбы», опять-таки пробивалась мальтусовская закваска, — например, там, где он задавался вопросом: следует ли поддерживать жизнь «слабых умом и телом» в наших цивилизованных обществах? (гл. V). Как будто бы тысячи «слабых телом» поэтов, ученых, изобретателей и реформаторов, а также так называемых «слабоумных энтузиастов», не были самым сильным орудием человечества в его борьбе за жизнь, — борьбе умственными и нравственными средствами, значение которых сам Дарвин так прекрасно выставил в этих же главах своей книги.

С теорией Дарвина случилось то же, что случается со всеми теориями, имеющими отношение к человеческой жизни. Его последователи не только не расширили ее, согласно его указаниям, а напротив того, сузили ее еще более. И в то время как Спенсер, работая независимо, но в сходном направлении, постарался до некоторой степени расширить исследование вопроса: «кто же оказывается лучше приспособленным?» (в особенности в приложении к третьему изданию «Data of Ethics»), многочисленные последователи Дарвина сузили понятие о борьбе за существование до самых тесных пределов. Они стали изображать мир животных, как мир непрерывной борьбы между вечно голодающими существами, жаждущими каждое крови своих собратьев. Они наполнили современную литературу возгласами: «Горе побежденным!» и стали выдавать этот клич за последнее слово науки о жизни.

«Беспощадную» борьбу из-за личных выгод они возвели на высоту принципа, закона всей биологии, которому человек обязан подчиняться, — иначе он погибнет в этом мире, основанном на взаимном уничтожении. Оставляя в стороне экономистов, которые изо всей области естествознания обыкновенно знают лишь несколько ходячих фраз, и то заимствованных у второстепенных популяризаторов, мы должны признать, что даже наиболее авторитетные представители взглядов Дарвина употребляют все усилия для поддержания этих ложных идей. Если взять, например, Гекели, который, несомненно, считается одним из лучших представителей теории развития (эволюции), то мы видим, что в статье, озаглавленной «Борьба за существование и ее отношение к человеку», он учит нас, что «с точки зрения моралиста животный мир находится на том же уровне, что борьба гладиаторов. Животных хорошо кормят и выпускают их на борьбу: в результате — лишь наиболее сильные, наиболее ловкие и наиболее хитрые выживают для того только, чтобы на следующий день тоже вступить в борьбу. Зрителю нет нужды даже, повернувши палец книзу, требовать, чтобы слабые были убиты: здесь и без того никому не бывает пощады».

В той же статье Гекели дальше говорит, что среди животных, как и среди первобытных людей, «наиболее слабые и наиболее глупые обречены на гибель, в то время как выживают наиболее хитрые и те, кого труднее пронять, те, которые лучше сумели приспособиться к обстоятельствам, но вовсе не лучшие в других отношениях. Жизнь, говорит он, была постоянной всеобщей борьбой, и за исключением ограниченных и временных отношений в пределах семьи, Гоббсовская война каждого против всех была нормальным состоянием существования»

Насколько подобный взгляд на природу оправдывается действительно, видно будет из тех фактов, которые приведены в этой книге, как из мира животных, так и из жизни первобытного человека. Но мы теперь уже можем сказать, что взгляд Гекели на природу имеет так же мало прав на признание его научным выводом, как и противоположный взгляд Руссо, который видел в природе лишь любовь, мир и гармонию, нарушенные появлением человека. Действительно, первая же прогулка в лесу, первое наблюдение над любым животным обществом, или даже ознакомление с любым серьезным трудом, трактующим о жизни животных (напр., Д’ Орбиньи, Одюбона, Ле Вальяна) должны заставить натуралиста задуматься над ролью, которую играет общественная жизнь в мире животных и предостеречь его, как от понимания природы в виде всеобщего поля битвы, так и от противоположной крайности, видящей в природе одну гармонию и мир. Ошибка Руссо заключалась в том, что он совершенно упустил из виду борьбу, ведущуюся клювом и когтями, а Гекели повинен в ошибке противоположного характера; но ни оптимизм Руссо, ни пессимизм Гекели не могут быть признаны беспристрастным научным истолкованием природы.

Едва только мы начинаем изучать животных — не в одних лишь лабораториях и музеях, но также и в лесу, в лугах, в степях и в горных странах, — как тотчас же мы замечаем, что хотя между различными видами, и в особенности между различными классами животных, ведется в чрезвычайно обширных размерах борьба и истребление, — в то же самое время, в таких же, или даже в еще больших размерах, наблюдается взаимная поддержка, взаимная помощь и взаимная защита среди животных, принадлежащих к одному и тому же виду, или, по крайней мере, к тому же сообществу. Общественность является таким же законом природы, как и взаимная борьба. Конечно, чрезвычайно затруднительно было бы определить, хотя бы приблизительно, относительное числовое значение обоих этих разрядов явлений. Но если прибегнуть к косвенной проверке, и спросить природу: «Кто же оказывается более приспособленными: те ли, кто постоянно ведет войну друг с другом, или же, напротив, те кто поддерживает друг друга?» — то мы тотчас увидим, что те животные, которые приобрели привычки взаимной помощи оказываются, без всякого сомнения, наиболее приспособленными. У них больше шансов выжить, и единично, и как виду, они достигают в своих соответствующих классах (насекомых, птиц, млекопитающих), наивысшего развития ума и телесной организации. Если же принять во внимание бесчисленные факты, которые все говорят в поддержку этого взгляда, то с уверенностыо можно сказать, что взаимная помощь представляет такой же закон животной жизни, как и взаимная борьба. Более того. Как фактор эволюции, т. е., как условие развития вообще — она, по всей вероятности, имеет гораздо большее значение, чем взаимная борьба, потому что способствует развитию таких привычек и свойств, которые обеспечивают поддержание и дальнейшее развитие вида, при наибольшем благосостоянии и наслаждении жизнью для каждой отдельной особи, и в то же время, при наименьшей бесполезной растрате ею энергии, сил.

Насколько мне известно, из ученых последователей Дарвина, первым признавшим за взаимной помощью значение закона природы и главного фактора эволюции, был очень известный русский зоолог, бывший декан Петербургского Университета, профессор К. Ф. Кесслер. Он развил эту мысль в речи, произнесенной в январе 1880 года, за несколько месяцев, до своей смерти, на съезде русских естествоиспытателей; но, подобно многим другим хорошим вещам, напечатанным лишь на одном только русском языке, эта замечательная речь осталась почти совершенно неизвестной5. Как старый зоолог, говорил Кесслер, он чувствовал себя обязанным выразить протест против злоупотребления термином «борьба за су-ществование» заимствованным из зоологии, или, по крайней мере, против чересчур преувеличенной оценке его значения. «Особенно в зоологии», говорил он, «и в науках, посвященных разностороннему изучению человека, на каждом шагу указывают на жестокий закон борьбы за существование, и часто совершенно упускают из виду, что есть другой закон, который можно назвать законом взаимной помощи, и который, по крайней мере по отношению к животным, едва ли не важнее закона борьбы за существование»'. Затем, Кесслер указывал на то, как потребность оставить после себя потомство, неизбежно соединяет животных, и «чем теснее дружатся между собою неделимые известного вида, чем больше оказывают взаимной помощи друг другу, тем больше упрочивается существование вида, и тем больше получается шансов, что данный вид пойдёт дальше в своём развитии и усовершенствуется, между прочим, также и в интеллектуальном отношении». «Взаимную помощь друг другу оказывают животные всех классов, особенно высших», продолжал Кесслер (стр. 131), и он подтверждал свою идею примерами, взятыми из жизни жуков-гробокопателей и из общественной жизни птиц и некоторых млекопитающих. Примеры эти были немногочисленны, как и следовало быть в краткой вступительной речи, но главные пункты были ясно установлены. Упомянув далее о том, что в развитии человечества взаимная помощь играла ещё более значительную роль, Кесслер закончил свою речь следующими замечаниями: «Я ведь не отрицаю борьбы за существование, но только утверждаю, что прогрессивному развитию, как всего животного царства, так специально человечества, не столько содействует взаимная борьба, сколько взаимная помощь... Всем органическим телам присущи две коренный потребности, — потребность питания и потребность размножения. Потребность в питании ведёт их к борьбе за существование и к взаимному истреблению Друг друга, а потребность в размножении ведёт их к сближению между собою и к взаимной помощи друг другу. Но на развитие органического мира, на преобразование одних форм в другие оказывает едва ли не более влияния сближение между неделимыми одного и того же вида, нежели борьба между ними».

Оптимальная форма правления


Какова оптимальная форма правления для человеческого общества?
Что такое человек, чем он отличается от животных, какие имеет характерные качества?
Человек - это прежде всего социальное существо, то есть - если брать аналогию с животным миром - стайное, стадное, ройное - то есть приспособленное и рожденное жить лишь в обществе себе подобных.
Основное отличие человека от животных лишь в том, что он приобрел дар речи, посредством которого смог передавать накопленные знания своим потомкам. Но так и остался социальным животным: каждому человеку необходимо общение с себе подобными.
А потому и оптимальной формой правления человеческим обществом будут та же, что есть у животных.
И история человечества это убедительно доказала: чем ближе было устройство правления человеческим обществом к животному, тем большие достижения были в этом обществе.
И ныне называющие себя демократическими странами - на самом деле таковыми не являются: не общество само собой управляет, а какие-то лидеры, вожаки.
И потому мы смело можем брать пример формы правления хоть с волчьей стаи, хоть с любого другого стадного (стайного) животного.
И эта форма правления - обязательно будет тоталитарной и патерналистской. Отеческая строгость - вот такая вот должна быть основная черта идеальной власти. 
Кстати, действительно - ячейкой любого общества является семья. А как распределяются обязанности и власть в настоящей крепкой семье?

Да, - мы можем избирать себе правителя. И действительно - демократия в этом понимании есть благо: при ней имеется возможность бескровной смены власти при ошибке в выборе.
Но правитель после своего избрания, если хочет блага своей стране, должен этой страной управлять. При этом я вовсе не исключаю, а даже приветствую выборность высшего руководства через систему Советов, что считаю наиболее демократичным.
А народ этой страны, если хочет счастья себе и своим близким, должен верить своему избраннику и подчиняться его решениям.

Ну, на самом деле, видимо, на интуитивном уровне, или в силу своего религиозного воспитания, но Запад так и делает. И только Россия никак не может смириться ни с одной своей властью, оттого и мечется между революциями, смутами, бунтами и дожила уже до того, что интеллигенция считает себя просто обязанной быть в оппозиции к любой власти. Это - полный идиотизм на самом деле.