Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

АВТОРСКИЕ ТЕМЫ


  1. Социал-солидаризм - новая форма социально-ориентированного общества

  2. Идеология нового социализма - социал-солидаризм

  3. Новый курс для России

  4. Безусловный базовый доход как новая идеология

  5. СОЦИАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА - единственный выход из кризиса

  6. Основа социальной экономики

  7. Мои мысли и афоризмы

  8. Закон спроса и предложения в моей формулировке

  9. О роли товарно-денежных отношений в обществе

  10. Моя периодизация истории

  11. Социальная стратификация: марксисты опять не правы

  12. О примитивности классового подхода

  13. Экономика для "чайников"

  14. Новая налоговая системы для России

  15. Принципиальная ошибка в философии К.Маркса

  16. Ещё одна ошибка К.Маркса - логическая

  17. Следствие из признания ошибочности марксизма - необходимость введения ББД

  18. Карл Маркс был лаптем

  19. Проблема отчуждения не решается так, как это предполагал Маркс и Келсо

  20. О классовой борьбе

  21. Три закона рыночной экономики

  22. Самая главная ошибка Сталина и большевиков - марксизм!

  23. Тактика РФ по отношению к "открытым границам" - монополия государства на импорт

  24. О Единой Централизованной Плановой Системе

  25. Главная ошибка большевиков в области планирования

  26. Стратегическое планирование

  27. Кибернетики разрушили СССР

  28. Что такое деньги на простом примере

  29. Механизм эмиссии денег

  30. Приоритеты монетарной политики в контексте национальных интересов

  31. Не государственное планирование, а государственное стимулирование!

  32. Вопросы по межотраслевому балансу (МОБ)

  33. Был ли в СССР государственный капитализм

  34. Об уровне монетизации экономики

  35. Ответ на статью Э.Бирова о конференции движения "ЗА ПРАВДУ"

  36. Как отделить овец от козлищ?

  37. Роль платежеспособности населения в экономике

  38. В чём гениальность Кейнса и его недоработка

  39. Главный секрет советской экономики

  40. О церебральном сортинге С.В.Савельева

  41. Зачем крупному бизнесу и ТНК нужны деньги

  42. ПОЧЕМУ "СГОРЕЛИ" ВСЕ СОВЕТСКИЕ СБЕРЕЖЕНИЯ И САМ СОВЕТСКИЙ СТРОЙ

  43. "Совки" как жертвы советского образования

  44. О ЕГЭ и системе школьного образования

  45. О Творце и смысле жизни

  46. Первопричина эволюции и законов Природы

  47. О справедливости и эгоизме

  48. Моя теория социальной стабильности

  49. ТАЛОННЫЙ КОММУНИЗМ

  50. Враг социал-солидаризма - чванство

  51. О новом профсоюзном движении в России

  52. Николай Кондратьев О ПЛАНИРОВАНИИ (конспект)

  53. Чьи социальные конфликты надо решать в России

  54. ЧТО ОТ НАС СКРЫВАЛИ КОММУНИСТЫ

  55. Моя теория - почему горцы живут дольше

  56. О "КОЛЛЕКТИВНОМ РАЗУМЕ"

  57. Об интеллекте и невозможности создания ИИ

  58. О конкуренции как механизме эволюции и роли кризисов

  59. "Отчуждение" по Марксу

  60. Отличия цивилизаций

  61. Эволюция, Бог и Библия

  62. Что значит фраза "От каждого по способностям"

  63. Как избежать кризисов перепроизводства

  64. Зря нас пугают ростом финансового сектора

  65. Ответ А.Вассерману по поводу предпочтительности планирования

  66. Почему нельзя запретить оффшоры

  67. О ВАУЧЕРНОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ

  68. В социо-гуманитарных сферах не может быть оптимального решения

  69. О борьбе за существование в природе

  70. О мечтах

  71. Как модернизировать систему образования

  72. О неприменимости законов физики и химии в социальных науках

  73. Закон сохранения энергии противоречит формуле Эйнштейна

  74. Моя теория наследственности и изменчивости

  75. Возражения Ю.Пивоварову

  76. КАК ОПРЕДЕЛЯТЬ КОМПЕТЕНТНОСТЬ, или об индексе цитирования

  77. Что такое синергетические процессы

  78. Вынужденно - о переходе СССР к рыночной экономике

  79. Пара слов в защиту от сталинистов Хрущева Н.С.

  80. Некоторые замечания по поводу "Перестройки" и плана "500 дней"

  81. Проект программы

  82. О глобализации

  83. Причины дефицита в плановой экономике

  84. Возражение КОМОЛОВУ О.О.

  85. О гениальности - как возражения Т.Черниговской

  86. Необходима реформа образования

  87. О циклических колебаниях в экономике

  88. Степень конкуренции зависит от удовлетворенности потребностей

  89. Вопрос о переходе с НДС на НсП (налог с продаж)

  90. Альтернативные монетарные режимы: проблема выбора

  91. Куда же уходит сеньораж?!

  92. Чтобы поставить точку в разговорах о сеньораже

  93. Доля бюджета в ВВП

  94. С.Блинов опять неправ...

  95. Зачем Человек?

  96. В чем проблема в монетарной сфере

  97. Почему наша элита так боится "программы Глазьева"?

  98. Как определяется мировая цена нефти

  99. Что делать?

  100. "Объедает" ли Америка другие страны

  101. Что является двигателем экономики

  102. Объем денежной массы в обращении

  103. О валютном правлении - Currency Board

  104. Деньги Гезеля и демередж

  105. Мои возражения Дж.М.Кейнсу

  106. Какая же модель экономики нужна России?

  107. М.Антонову о косыгинской экономической реформе

  108. В чём я вижу главную ошибку Путина

  109. Как сделать россиян богатыми и создать 25 млн новых рабочих мест

  110. Какая экономика нужна России

  111. Миф о двухконтурной денежной системе в СССР

  112. Миф о двухконтурной денежной системе при Сталине (П.Грегори)

  113. Может ли у России быть особый путь развития?

  114. Может ли папуас быть счастливым?

  115. Либерализм - западная идеология цивилизованного рабства

  116. О поверхностном мышлении

  117. И снова об экономической политике

  118. Так ли плоха инфляция, как её малюют?

  119. Вся власть Советам!

  120. К вопросам модернизации и инновационного развития

  121. Актуальна ли сейчас для Россиии постиндустриальная экономика?

  122. О перспективах поиска товара "нового технологического уклада"

  123. Какова роль Центрального банка России?

  124. К вопросу об инновациях

  125. Новая экономическая модель для России

  126. Сколько денег должно быть в экономике

  127. Основы новой экономической концепции

  128. России нужны ГосНИИ и НПО, а не Кремниевая долина

  129. Главная причина нынешнего кризиса

  130. Надо научиться использовать наши реальные конкурентные преимущества

  131. Пара слов в защиту коррупции и о конкуренции

  132. Оптимальная форма правления

  133. О практике "формирования потребностей"

  134. Новая налоговая политика

  135. Теория понятия конкуренции в экономике

  136. Пенсионная реформа

  137. О будущем России

  138. Замечания по книге Петра Мягкова "Русская политическая экономия"

  139. Критика программы Столыпинского клуба "Экономика Роста"

  140. Что является двигателем экономики

  141. Почему Запад переходит на отрицательные процентные ставки по кредитам?

  142. Как банкиры дурят людей, или какими могут быть кредитные ставки

  143. Паршев А.: крушение легенды

  144. О роли идеологии в стране

  145. Капитализм и протестантская этика

  146. Какое предложение может родить повышение спроса?

  147. О "теории постиндустриального общества"

  148. ДАЁШЬ 80% ДОБАВЛЕННОЙ СТОИМОСТИ В ФОНД ОПЛАТЫ ТРУДА!

  149. О теории кризиса Хазина

  150. Моя теория: "левши" и "правши" - от чего это зависит?

Моя группа "Новый курс для России" в Фейсбуке
Моя группа "Социал-солидаризм для России" в Фейсбуке

Пара слов в защиту от сталинистов Хрущева Н.С.

Да, Хрущевым было сделано много ошибок, проистекающих и из неграмотности Хрущева, и из-за неграмотности его окружения - хотя он его не спрашивал, но главное - из-за нежелания партверхушки что-то кардинально менять.

А Хрущев просто разрывался на две части: хотел всё сделать как лучше, но не понимал, что в рамках существующей советской системы эти возможности слишком сильно ограничены - что и показала запущенная им же - Хрущевым - косыгинско-либермановская реформа, прошедшая уже после его отставки.

И он хотел догнать двух зайцев одновременно: и нравиться партийной элите - и делать хорошо для народа. Отсюда и все его метания между партией и народом. Не было единой политики, программы, СТРАТЕГИИ. Ну, что делать - малообразованный был человек... Но он запустил работу ученых-экономистов. В частности, работу ЦЭМИ АН СССР под руководством Федоренко Н.П - по СОФЭ - разработке Системы Оптимального Функционирования Экономики. И если бы удержался у власти еще лет десять - то мы вполне могли бы получить реальную реформу по образцу и подобию китайской.

И горбачевская перестройка с Чубайсом и Гайдаром уже не потребовалась бы.

Но именно Хрущев и стал на практике осуществлять мечты народа - дал ему и квартиры, и участки земли увеличил, и производство товаров народного потребления поднял выше, чем производство станков, стали, танков и чугуна, и начался рост зарплат, а потом и были увеличены материальные стимулы на производстве. Впервые в жизни.

Кстати, именно он запустил в космос первый спутник, именно он отправил в космос Белку и Срелку, и Гагарин - это лишь человеческий заменитель Белки и Стрелки - которого не было бы без Хрущева.

Хрущев стал врагом партверхушки тем, что осудил сталинизм, а, значит, и их. Он поставил под вопрос их власть. Вот самое страшное, что сделал Хрущев для своего смещения. Он перестал слушать партверхушку, советоваться с ней. Он установил СТАЛИНСКОЕ единоначалие в верхушке партии, но без возможности сталинских репрессий к несогласным. И именно это официально вменили ему в вину при смещении. И он не мог их уже задавить - как сделал бы сам Хозяин - Сталин.

Самая главная ошибка Сталина и большевиков - марксизм!

Да, Сталин провел в стране ускоренную индустриализацию и смог в-основном подготовить страну к войне с Гитлером и его коалицией.
Но сделал он это за счет ограбления крестьян - это уже ни для кого не секрет (разве что кроме В.Катасонова - но ему же надо продавать свои старые книги).

Так вот именно в этом и состоит принципиальная, главная ошибка марксистов-большевиков, включая Сталина.
Можно было бы и не грабить крестьян - если бы они были богатыми, а просто брать с них налоги, но не продразвестку или продланоги на грабительских условиях. Всё можно было бы сделать цивилизованно.

Как?

Очень просто.

По-хорошему, необходимо было согнать с земли всех безлошадных крестьян-нищебродов и отдать всю их землю кулакам и середнякам.
А для согнанных организовать "трудовые" лагеря, где они ожидали бы найма в качестве батраков или для работы в городах.
То есть,
из-за дурацкого классового подхода большевики сделали ставку на маргиналов-бездельников в деревнях, а надо было делать ставку на работяг!

Сразу поясню, чтобы меня не обвинили в фашизме-нацизме: нет, это не полный аналог фашистских концлагерей - это совершенно добровольные резервации для тех, кому негде жить и работать. Совершенно добровольные, со свободой перемещения внутри и вне лагеря. По типу нынешних лагерей для беженцев и мигрантов в тех же США, во Франции. В них всё оборудовано для проживания даже семейных: отдельные квартиры, домики, школы для детей, больницы. Пусть заработают себе на аренду жилья где угодно - и съезжают. Или найдут себе работу, на которой их обеспечат жильем.

Всё это не поздно сделать и сегодня!

ПОЧЕМУ "СГОРЕЛИ" ВСЕ СОВЕТСКИЕ СБЕРЕЖЕНИЯ И САМ СОВЕТСКИЙ СТРОЙ

Да были все деньги в СССР обеспечены товарами, были: на этом балансе как раз строились все советские планы. ВСЕ - начиная со сталинских.

Но товары были такие, которые люди покупать НЕ ХОТЕЛИ - и потому несли деньги в сберкассы. И потому невостребованные - некупленные, но выпущенные - товары и гнили на складах. А деньги - на счетах. И именно поэтому они потом на счетах тоже "сгнили" - были обесценены - реально нужных-то товаров под них никто никогда не выпустил. Вот они и были необеспеченными НУЖНЫМИ ТОВАРАМИ фантиками. Фокус-то этого баланса именно в том, что товарами признается только то, что реально нужно покупателям! А этого просчитать экономика СССР - точнее - ее чиновники - никогда и не могли.

А.Солженицын - о марксизме.

Эта идеология, доставшаяся нам по наследству, не только дряхла, не только безнадёжно устарела, но и в свои лучшие десятилетия она ошиблась во всех своих предсказаниях, она никогда не была наукой.

Примитивная верхоглядная экономическая теория, которая объявила, что только рабочий рождает ценности, и не увидела вклада ни организаторов, ни инженеров, ни транспорта, ни аппарата сбыта. Она ошиблась, предсказывая, что пролетариат будет безгранично зажат, что он никогда ничего не добьётся при буржуазной демократии, — нам бы сейчас так накормить его, одеть и осыпать досугом, как он получил всё это при капитализме! Она дала маху, что благополучие европейских
стран держится на колониях, — а они только освободясь от колоний и стали совершать свои «экономические чудеса». Она ошиблась, что социалисты никогда не сумеют приходить к власти иначе как вооружённым переворотом. Она просчиталась, будто эти перевороты начнутся с передовых промышленных стран, — как раз всё наоборот. И как революции быстро охватят весь мир, и как будут быстро отмирать государства — всё сплошь заблуждения, всё сплошь незнание человеческой природы.

И что войны присущи только капитализму и кончатся с ним, — мы уже видели самую пока долгую войну XX века, 15 и 20 лет не капитализм отвергал переговоры и перемирие, — и не дай нам Бог увидеть самую жестокую и самую кровавую изо всех войн человечества — войну между двумя коммунистическими сверхдержавами. Так и национализм был этой теорией в 1848 году погребён как уже «пережиток» — а найдите сегодня в мире силу большую! И со многим так, перечислять устанешь.

Марксизм не только не точен, не только не наука, не только не предсказал ни единого события в цифрах, количествах, темпах или местах, что сегодня шутя делают электронные машины при социальных прогнозах, да только не марксизмом руководясь, но поражает марксизм своей экономико-механистической грубостью в попытках объяснить тончайшее человеческое существо и ещё более сложное миллионное сочетание людей — общество. Лишь корыстью одних, ослеплением других и жаждой верить у третьих можно истолковать этот жуткий юмор XX века: каким образом столь опороченное, столь провалившееся учение ещё имеет на Западе стольких последователей! У нас-то их меньше всего осталось!

Мы-то, отведавшие, только притворяемся поневоле...

Мы видели выше, что всеми жерновами, которые топят вас, наградил вас не ваш здравый смысл, а именно наследное дряхлое Передовое Учение. И коллективизацией. И национализацией мелких ремёсел и услуг (что сделало невыносимой жизнь рядовых граждан, но вы этого не ощущаете; что нагромоздило воровство и ложь даже в повседневной
экономике — и вы бессильны). И необходимостью для великого интернационального замаха так раздувать военное развитие, что пущена в прорву вся внутренняя жизнь, и даже вот Сибирь освоить за 55 лет не нашлось времени. И помехами в промышленном развитии и перестройке технологии. И преследованием религии, очень важным для марксизма∗, но бессмысленным и невыгодным для практических государственных руководителей: с помощью бездельников травить своих самых добросовестных работников, чуждых обману и воровству, — и страдать потом от
всеобщего обмана и воровства. Для верующего его вера есть высшая ценность, выше той еды, которую он кладёт в желудок. Задумались ли вы: зачем же эти лучшие миллионы подданных вы отрешаете от родины?
Вам как государственным руководителям это только вредно, а делаете вы это автоматически, механически, потому что марксизм навязывает вам так. Как навязывает он вам, руководителям сверхдержавы, давать отчёты о своих действиях каким-то далёким приезжим гостям...

Эта всеобщая обязательная, принудительная к употреблению ложь стала самой мучительной стороной существования людей в нашей стране — хуже всех материальных невзгод, хуже всякой гражданской несвободы.

Стяните, стряхните со всех нас эту потную грязную рубашку, на которой уже столько крови, что она не даёт дышать
живому телу нации...

А.И.Солженицын, ПИСЬМО ВОЖДЯМ СОВЕТСКОГО СОЮЗА, 5 сентября 1973
Москва

Что на самом деле представляла собой "двухконтурная" денежная система СССР

"... товарное обращение средств производства имеет в условиях социализма  своеобразную относительную самостоятельность по отношению к товарному обращению предметов потребления. Между сферами обращения средств производства и предметов потребления в СССР существуют определенные экономические барьеры. Так, советская финансовая система не допускает, чтобы деньги, предназначенные для приобретения средств производства и находящиеся на расчетных счетах в банках, были бы направлены на выплату заработной платы, т. е. не допускает, чтобы они из сферы обращения средств производства перешли в сферу обращения предметов потребления. Равным образом, деньги, предназначенные для выплаты заработной платы, т. е. для обслуживания кругооборота предметов потребления, не могут быть ни государственными предприятиями, ни рабочими и служащими израсходованы на приобретение средств производства, т. е. не могут перейти из сферы обращения предметов потребления в сферу обращения средств производства. Относительная самостоятельность двух сфер товарно-денежных отношений закреплена советской системой выплаты заработной платы, при которой строжайший контроль за расходованием фондов заработной платы сочетается с гарантированной выплатой ее трудящимся, независимо от состояния расчетных счетов предприятий в банках. Таким образом, хотя на банковских счетах и в бухгалтерских книгах кругообороты денег разных сфер скрещиваются, они всегда остаются относительно самостоятельными, и, что особенно важно, каждая из этих двух сфер обслуживается своим типом денег (наличный и безналичный обороты) и своей массой денег. Такое своеобразие советского рынка открывает объективную возможность для существования двухмасштабной системы цен."

"Закон стоимости и его роль при социализме" под ред. Цаголова, стр.250-251, М., 1959.

Некоторые замечания по поводу "Перестройки" и плана "500 дней"

Все тогдашние планы перехода к рынку были неправильны.

Особенно же это касается знаменитого плана Шаталина-Явлинского, изветного как "500 дней", ибо сейчас Явлинский и его сторонники пытаются поднять этот вопрос снова, показывая, каким он был правильным, но вот плохие дяди его отвергли - и потому мы плохо вошли в рынок, а потому надо Явлинского ввести во власть - и он всё будет теперь делать правильно.

Я не буду здесь подробно рассматривать вопрос - а чем же действия Гайдара-Чубайса и Ко отличались от этого плана. Практически ничем.
И не буду подвергать сомнению участие Явлинского в его разработке, хотя М.Делягин утверждает, что этот план как "400 дней" изначально был создан другим человеком, а Явлинский лишь добавил ещё 100 дней на свою утопию - как будет хорошо после его выполнения.

Более того - этот план изначально был написан большой группой людей, в числе которых числился и Явлинский, - под руководством Шаталина.

Я хочу рассмотреть саму возможность выполнения подобного плана, саму разумность его составления.

Итак, план предусматривал перевод страны с административно-централизованной экономики к рыночной экономике. То есть, план по коренной перестройке всего общества огромной страны, национального хозяйства.
Реально ли вообще для таких грандиозных изменений создать стратегический план?

Даже в самом этом плане есть в преамбуле мысль о том, что план не окончательный, и должен будет дорабатываться по мере его выполнения. Это очень разумная мысль!

Но насколько вообще реально составление такого плана?

Очевидно, что такая задача никогда нигде в мире ни перед кем не ставилась - создания подобного плана. Это как если бы Сталин в начале Второй Мировой войны решил создать программу победы над гитлеровской Германий.
Но войны не планируются от начала и до конца. Планируются лишь отдельные военные операции.
И в зависимости и по мере их выполнения - планируются следующие операции - по результатам проведенных.
То есть, при таких крупных, масштабных задачах планирование всегда тактическое - чтобы постоянно получать обратную связь, и на её основании планировать дальше, постоянно корректируя действия по текущей ситуации.

То есть, для перевода страны к рынку в наших условиях ни о какой программе речи и быть не должно было.
Должен был быть создан ОПЕРАТИВНЫЙ ШТАБ по управлению народным хозяйством, который  постоянно корректировал бы все действия всех субъктов по переходу к рынку.

И далее - проводить переход поэтапно, по отдельным направлениям.

Я считаю, что первым этапом должен был стать постепенный перевод всей розничной торговли и услуг СССР на рыночные рельсы. Постепенное акционирование и перевод торговли и сферы услуг в частную (коллективную) собственность. Сколько бы он продлился? Неизвестно. Сколько надо - столько бы и проводился.

Примерно таким путем и пошел Китая.

А на практике в России никакой шоковой терапии не вышло: шок был, а терапии не было.
А терапии никакой не последовало бы и по Явлинскому. Только тот же шок. Срочная приватизация и отпуск цен, уход государства из экономики - это и его идеи.
У Гайдара не было своей собственной программы, поэтому он практически выполнял именно эту программу - 500 дней. Но Гайдар выполнял ее не на утопиях - как она была у Явлинского, а на практике. И потому получилось, как с идеей Маркса у Ленина - всю теорию Ленину пришлось переписывать заново, создавая свой ленинизм - марксовские фантазии на практике не работали.
Вот и получилось и у Ленина, и у Гайдара - то, что получилось. То , что вообще только и могло получиться при таком примитивном подходе.

А вообще,
не надо было ЦК КПСС затевать всё это с приватизацией.
Надо было просто все имущество, называемое "государственным" - просто поделить между членами ЦК КПСС, может быть - что-то дать более нижестоящим в иерархии членам партии. Например, всяким секретарям, ну, можно добавить из тех, кто являлся хозяйственной номенклатурой - директорам, лавным инженерам крупных предприятий, крупным чиновникам типа министров и их замов, - то есть - партхозноменклатуре того времени.
И всё.

Нельзя было допускать к этой кормушке и к власти либералов - вот в чем их главная проблема. И обещаний дурацких и невыполнимых народу давать не надо было.

Враг социал-солидаризма - чванство

"ЧВАНСТВО - это

- отрицательное моральное качество, выражающееся в высокомерном отношении к людям, их знаниям и опыту; в пренебрежении к культурным ценностям прошлого или др. народов; в ложной гордости своим общественным положением или принадлежностью к определенной нации, классу, социальной группе, партии; в зазнайстве, успокоенности достигнутым, в превознесении своих успехов и достоинств, преувеличении своих способностей, возможностей и прав, основанном на представлении о личной или групповой исключительности.
Исторически Ч. возникает как отражение социального неравенства, антагонизма классов, наций и культур в эксплуататорском об-ве, В социалистическом об-ве оно является одним из тяжких пережитков прошлого, с к-рыми постоянно ведет борьбу Коммунистическая партия. Обычно Ч. возникает на почве несоответствия уровня сознательности и общей культуры людей историческому масштабу возложенных на них задач. На опасность «коя-чванства» неоднократно указывал В, И. Ленин, подчеркивая, что коммунистическое учение и социалистическая практика основываются на обобщении всех достижений общечеловеческой культуры прошлого, на данных совр. науки и богатого практического опыта масс. «...Если коммунист - администратор, его первый долг - остерегаться увлечения командованием, уметь сначала посчитаться с тем, что наука уже выработала, сначала спросить, проверены ли факты, сначала добиться изучения (в докладах, в печати, на собраниях и проч.) -изучения того, где именно мы сделали ошибку, и лишь на этой основе исправлять делаемое. Поменьше приемов Тит Титыча («я могу утвердить, могу не утвердить»), побольше изучения наших практических ошибок» (Ленин В. И.. т. 42, с. 347). Ч. нетерпимо в науке, литературе и искусстве, когда, напр. борьба с буржуазной идеологией космополитизмом подменяется извращенным пониманием национального приоритета и нигилизмом по отношению к достижениям мировой культуры." - Философский словарь

ЧВАНСТВО - главный враг новой идеологии социал-солидаризма.

«Здесь вполне возможны факты комчванства, против которого с остервенением боролся Ленин.» - Сталин.

"ТРИ ГЛАВНЫХ ВРАГА
На мой взгляд, есть три главных врага, которые стоят сейчас перед человеком, независимо от его ведомственной роли, задачи, которые стоят перед политпросветчиком, если этот человек коммунист, а таких большинство. Три главных врага, которые стоят перед ним, следующие: первый враг — коммунистическое чванство, второй — безграмотность и третий — взятка." - В.И.Ленин, "2-ой Всероссийский съезд политпросветов. Бюллетень съезда», № 2, 19 октября 1921 г., ПСС, т. 44.

Почему народ любил Сталина и хочет его возвращения

"Р. Терстон, так же, как и Дж. Гетти, считал, что численность репрессированных преувеличивались в предшествующей англо-американской историографии. Однако в своей ревизии устоявшейся концепции он пошел еще дальше, заявив, что общее влияние террора на советское общество в сталинские годы не было значительным. Основной тезис Р. Терстона заключался в том, что массового страха перед репрессиями в 1930-е гг. в Советском Союзе не было. Террор касался только отдельных представителей элиты и не представлял собой системы, направленной на все общество. С точки зрения Р. Терстона, ни о какой «атомизации» общества, подавлении общества государством не может быть и речи, поскольку общество скорее поддерживало сталинский режим, чем боялось его. Он писал, что в сталинские годы были миллионы жертв, хотя последние свидетельства советских архивов показывают, что многие ортодоксальные оценки слишком преувеличены. Но говорить о том, что весь народ был жертвой репрессий, было бы неправильно. В 1930-е гг. очень многие люди поддерживали государственное насилие и даже участвовали в нем по собственному желанию. Террор коснулся меньшинства населения, насилие применялось только по отношению к элите. «Многие советские граждане в 1930-е гг. узнавали о терроре только из газет или выступлений руководителей». Похожую точку зрения излагала и С. Дэвис в работе «Общественное мнение в сталинской России: террор, пропаганда и инакомыслие, 1934–1941». Она считала, что террор, поглотивший СССР во второй половине 1930-х гг., представлял собой серии как планировавшихся, так и хаотичных событий. Уязвимость была выше среди высокопоставленных слоев, а обычные рабочие и крестьяне в относительной степени пострадали меньше. Террор был частью популистской стратегии, направленной на мобилизацию подчиненных против тех, кто занимал ответственные посты, тем самым отводя недовольство от верхушки режима. С. Дэвис пришла к выводу: стратегия принесла определенный успех [53]. Террор против тех, кто воспринимался многими как новая элита, получил позитивный отклик на фабриках и в колхозах, поскольку соответствовал чувствам масс о «нас» (народе) и «них» (тех, кто у власти)."

- Англоязычная историография «сталинского террора» (Дискуссии второй половины ХХ века),Вячеслав Иванович Меньковский, 2012 г.
______________________________________
Да, я понимаю желание вернуть Сталина.
Если бы пришел вождь, который "разобрался" бы с одним только Чубайсом - и то народ стал бы его боготворить. Не говоря уже о всей этой псевдо-либеральной компании.
Но беда в том, что на этом дело никогда не ограничивается.
Далее народу стали бы сильно не нравиться, конечно, все олигархи. Ну, тоже святое дело - с ними "разобраться"!
Далее пришел бы черед, разумеется, всем банкирам. Они же ростовщики и кровососы!
Потом дошла бы очередь до всех биржевых работников и продавцов - они же тоже спекулянты, и накручивают цены!

Да и до производителей доберутся - они производят некачественные фальшивые и вредные продукты.
В стороне и безопасности не останется НИКТО.

И я не думаю, что был бы конец таким поискам виновных и "врагов народа"...

Сталинское время и сталинские репрессии покажутся невинными шалостями. Четыре миллиона доносов при Сталине - это так, цветочки были...

ПРИНЦИП ОПЛАТЫ ТРУДА ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ

"... при капитализме дело создания рабочей силы и поддержания ее в готовности к труду есть дело самого рабочего, как ее собст­венника и продавца. Поэтому и заработная плата, в условиях капитализма являющаяся формой стоимости рабочей силы, здесь должна быть тем выше, чем выше квалификация рабочего -- по законам редукции сложного труда к простому.

Однако ничего этого нет при социализме. Здесь рабочая сила не является товаром. А раз так, то заработная плата, получаемая работником за применение своей рабочей силы, не находится ни в каком отношении с затратами, произведенными для создания квалификации этой рабочей силы, — затратами, которые при социализме не рабочий производит, а общество. По самому своему понятию зарплата при социализме не есть возмещение этих затрат. Так что при социализме оплата труда и квалификация труда это явления, совершающиеся в разных экономических плоскостях и друг с другом не связанные. На первой стадии коммунизма, в социалистическом обществе, работник еще получает плату за свой труд, но уже не получает плату за квалификацию своего труда.

Возникающий отсюда социалистический прин­цип оплаты труда Маркс формулировал как равную плату за равное количество труда, причем количество это определяется его двумя естест­венными мерами — продолжительностью и ин­тенсивностью. Что касается квалификации труда, то социалистическая формула не учитывает ее. В обществе, строящем (или желающем строить) социализм, оплата работников по степени квали­фикации их труда есть переходный и временный компромисс, вынужденное до поры до времени отступление от социалистического равенства оплаты количественно-равного труда как след­ствие неподготовленности страны к осущест­влению этого социалистического равенства — равенства, которое всегда должно оставаться сознаваемой, признаваемой и прокламируемой перспективой, ориентиром и критерием подлинного движения к социализму. Если в таком обществе заработная плата дифференцирована в зависимости от квалификации труда, то это означает, что оно еще не достигло социализма, а является (в лучшем случае!) переходным к социализму. И степень учета квалификации работника при определении его зарплаты может и должна служить одним из решающих показателей при определении меры отхода общества от капитализма и его приближения к социализму.

Систему оплаты труда по его количеству Маркс и Ленин считали основополагающей в определении социализма как первой фазы коммунизма — наряду с бесклассовостью общества и общественной собственностью на средства производства9: ведь ею определяется мера экономического неравенства в положении членов общества, допускаемого социализмом (а тем самым определяются характер и границы социалистического равенства и социальной справедливости). И естественно, что в годы Ленина большевистская партия придерживалась изложенного понимания социалистического принципа оплаты труда и неизбежных в переходное к социализму время отступлений от него -- отступлений, наличие которых как раз и свидетельствует о переход­ном состоянии общества и характеризует это состояние как переходное. Ограничимся двумя- тремя ссылками на самого Ленина. В ”Марксиз­ме о государстве” (январь—февраль 1917 г.) он пишет: ”Низшая (первая)” фаза коммунизма — ”распределение предметов потребления пропор­ционально количеству труда, доставленному каждым обществу”. И в ”Государстве и рево­люции” (август—сентябрь 1917 г.) читаем о со­циализме: ”За равное количество труда равное количество продукта — этот социалистический принцип уже осуществлен” и ”все общество будет одной конторой и одной фабрикой с равен­ством труда и равенством оплаты" (ПСС, т. 33, стр. 187 и стр. 94). Это — накануне Октября, а вот что Ленин говорил спустя четыре года после Октября (29 октября 1921 г.) в программном докладе о новой экономической политике на Московской губпартконференции: Уже весной 1918 года  "... нам нужно было идти назад. Например, в марте и апреле 1918 г. стал такой вопрос, как вознаграждение специалистов по ставкам, соответствующим не социалистическим, а буржуазным отношениям, т. е. ставкам, не стоящим в соотношении к трудности или к особо тяжелым условиям труда, а стоящим в соотношении к буржуазным привычкам и к условиям буржуазного общества. Подобного рода исключительно высокое, по-буржуазному высокое, воз­награждение специалистов не входило первона­чально в план Советской власти и не соответство­вало даже целому ряду декретов конца 1917 го­да? (ПСС, т. 44, стр. 198-199).

Перелом произошел после того как по вопросу о зарплате летом 1931 года выступил Сталин­
он сказал: ”Маркс и Ленин говорят, что разница между трудом квалифицированным и трудом неквалифицированным будет существовать даже при социализме, даже после уничтожения классов, что лишь при коммунизме должна исчезнуть эта разница, что ввиду этого ”зарплата” даже при социализме должна выдаваться по труду, а не по потребности”. И, следовательно, ”надо организовать такую систему тарифов, которая учитывала бы разницу между трудом квалифицированным и трудом неквалифицированным, между трудом тяжелым и трудом легким”.

Из сказанного выше об оплате труда при социализме и в период перехода к социализму следует, что в этих двух фразах Сталина по меньшей мере четыре фундаментальные ошибки, приправленные и прикрытые передержками в ссылках на Маркса и Ленина.

Во-первых, при социализме, т. е. в первой фазе коммунизма, существуют (как при капи­тализме) различия квалификации труда, но нет (в противоположность капитализму) разли­чий его оплаты в зависимости от квалификации.

Во-вторых, ошибочно подходить одинаково к различиям в квалификации труда и к различиям в тяжести труда и соединять эти два вида раз­личий в одно. При социализме первые различия не учитываются в оплате труда, вторые же учиты­ваются (как различия в интенсивности труда).

В-третьих, при социализме оплата работника совершается по труду (а не по потребности) не потому, что здесь еще сохраняются различия в квалификации труда, а потому, что социализм это та стадия коммунистической общественной формации, когда производительные силы общества еще не достаточно развиты, чтобы обеспечить всех его членов по потребности, но уже достаточно развиты, чтобы общество могло взять на себя все издержки по созданию всех нужных квалификаций труда, а тем самым поставить распределение потребительских благ между работниками в зависимость от количества затраченного ими труда без внимания к той или иной квалификации.

В-четвертых, то, что тарифная сетка должна в 1931 году строиться с учетом различий и квали­фикации труда (мысль абсолютно правильная!) вытекает не из того, что таково требование социализма, а из того, что общество еще не является социалистическим, что оно не берет на себя полностью все издержки по созданию различных трудовых квалификаций, оно вынуж­дено в оплату труда включать собственные расходы работника на приобретение и сохранение своей квалификации.

Эти четыре ошибочных положения, препод­несенные Сталиным в середине 1931 года под маркой марксистско-ленинских, составляют стержень того отхода от научного понимания социализма как первой фазы коммунизма, ко­торый привел к лжесоциалистическому общест­венному строю СССР. Но здесь они еще не собра­ны и не увязаны в единую формулу. Кажется, впервые такая формула появилась через полго­да в статье одного из оруженосцев Сталина — Н. Вознесенского. В этой статье9, написанной на редкость в претенциозном тоне и тут же резонно воспринятой как директива из самой высокой инстанции, читаем: ”Особенностью социалистиче­ской организации труда является распределение продуктов по количеству и качеству труда, затраченного социалистическим работником”.

Почему же формула оплаты работника по ко­личеству и качеству его труда образует одну из основ сталинского ”социализма” и почему в ней резюмируется противоположность сталин­ского и научного понимания социализма? Дело не только в том, что слово ”качество” не тож­дественно слову ”квалификация”, и что, следо­вательно, это позволяет терминологически отме­жевать принцип ”по количеству и качеству” от капиталистического принципа ”по количеству и квалификации”. И не в том также дело, что под понятие качества подходит не только квалифи­кация, но и тяжесть труда, и этим как бы снима­ется капиталистическая грань между квалифика­цией и другими качествами (в данном случае — интенсивностью) труда. То и другое, несомненно, играет здесь известную роль, но не это делает формулу оплаты труда по его количеству и качеству органической и прирожденной догмой сталинизма. Суть же в том, что слово ”качество” открывает практически безграничные возможности для дифференциации и иерархизации заработной платы и для теоретического и, во всяком случае, идеологического оправдания этой дифференциации и иерархизации. В самом деле, ”качество” труда можно вполне благовидно понимать не только как квалификацию и тяжесть труда, но и как его полезность, т. е. как степень его экономической и шире — его общественной значимости.

Прежде всего это позволяет толковать форму­лу оплаты труда как формулу оплаты продукта (и вообще — результата) труда, и тем самым, вопреки Марксу и Ленину, возвести сдельную зарплату в ранг социалистической — и даже основной социалистической — формы оплаты труда. Маркс считал, что ”поштучная плата есть форма заработной платы, наиболее соот­ветствующая капиталистическому способу про­изводства. Вместе с Марксом это же считал и Ленин. И когда Ленин через полгода после Октября призвал к ее применению в обстановке, когда стояла задача ”восстановления разрушен­ных войной и хозяйничаньем буржуазии произ­водительных сил", то как к чрезвычайной мере — и притом в условиях не социализма, а лишь начавшегося перехода к социализму.

Но вот в 1934 году, во втором издании упомя­нутого выше учебного пособия по вопросам труда мы, кажется, впервые читаем: ”Основной формой оплаты труда в период социализма является прямая индивидуальная сдельщина, поскольку она обеспечивает оплату по количеству и качеству труда каждого отдельного рабочего...”

Далее определение заработной платы работни­ка на основе ”полезности” и ”общественной значимости” его труда позволяет обосновать и оправдать создание, воспитание и размноже­ние административного аппарата (партийного, государственного, профсоюзного и т. д .), вы­деленного из народа и стоящего над народом, —  аппарата, на который опирается и без которого не могла бы существовать власть в обществе сталинского ”полного социализма”. Персонал это­го аппарата организован иерархически, с тща­тельно разработанной градацией материальных преимуществ и общественных привилегий на каждой ступени бюрократической лестницы, с ”номенклатурным” закреплением работника на этой лестнице. Здесь при определении разме­ров оплаты фигурирует уже не только (а то и не столько) тариф и премии, но и специальные денежные и пайковые добавки, особое торговое снабжение — по ассортименту и по ценам, — бытовые блага, медицинские и прочие привиле­гии, преимущества для членов семьи и т. д. и т. п., включая (не на последнем месте!) те самые пресловутые ”расходы на представительство”, против которых с такой прозорливостью, настой­чивостью и неприязнью предостерегал Ленин. Вопрос о профессиональной квалификации аппа­ратного работника, не говоря уже о количестве его труда, как правило, отступает здесь на задний план. На передний же план выступают такие ”качества” его труда, как ”важность”, ”срочность”, ”доверительность”, ”ответственность”, ”незаменимость”, ”секретность” и т. д., а они мерятся способностью работника осуществлять преподанные директивы. Невольно задумыва­ешься, а не в создании ли этого особого социаль­ного слоя, и в выделении из него ”властвующей элиты” , меркантильно и карьеристски заинтере­сованной в сталинском лжесоциализме, был главный, и весьма прагматический, прицел заме­ны социалистической формулы об оплате работ­ника по количеству труда формулой оплаты по количеству и качеству труда ? И наконец, формула оплаты по количеству и качеству труда это именно то, что требуется для автократических и бюрократических методов ведения народного хозяйства, на которых зиждется экономическая система и экономическая политика сталинского ”социализма”. Для произвола, бесконтрольности, конъюнктурности и лицемерия этих методов формула, растворяющая четкие нормы количества в преднамеренно неопределенных, условных и по заказу толкуемых критериях качества труда, — такая формула предоставляет широчайшие, практически ничем не ограниченные просторы для манипулирования централизованными директивами по заработной плате, их доведением до мест и их выполнением на местах. Под качество труда научаются и излов­чаются подводить все, что угодно. Помимо дей­ствительной квалификации работника и назван­ных выше вариантов ”полезности” и ”общест­венной значимости” , тут и стаж, и чин, и диплом, и ”заслуги”, и просто ”престижность”, и ”харак­теристика”, и протекция, и дефицитность спе­циальности или категории труда, и паспортный режим, и отдаленность местности, и ”сообра­жения” отдела кадров и многие другие, часто неожиданно всплывающие обстоятельства. Ведь будучи предметом монопольного государствен­ного регулирования, оплата труда неизбежно оказывается при сталинском ”социализме” в под­чинении задачам и методам распределения рабо­чей силы, становится его инструментом и следует всем и всяческим перипетиям этого бюрокра­тического — и анархического! — распределения.

Резюмируя все изложенное о принципе так наз. оплаты по количеству и качеству труда, выдаваемом за социалистический, можно сказать, что он не только распространяет на социализм капиталистическое требование оплаты квалифи­кации труда (поскольку квалификация входит одним из элементов в ”качество”труда), но позволяет на деле отрывать плату за труд от самого труда, разорвать связь между трудом и его оплатой — связь, имеющую определяющее, исходное значение при социализме как первой фазе коммунизма. И здесь раскрывается подлинный смысл формулы: она приспособлена к тому (да и придумана для того), чтобы замаскировать общественный строй, в котором плата, получаемая работником за труд, экономически не опреде­ляется выполняемым трудом — ни количеством, ни действительным качеством этого труда, — общественный строй, который, не будучи капи­талистическим, вместе с тем не является ни социалистическим, ни переходным к социа­листическому."

А.Зимин (псевдоним), "Социализм и неосталинизм", CHALIDZE PUBLICATIONS, NEW YORK, 1981