Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

АВТОРСКИЕ ТЕМЫ


  1. Социал-солидаризм - новая форма социально-ориентированного общества

  2. Идеология нового социализма - социал-солидаризм

  3. Новый курс для России

  4. Безусловный базовый доход как новая идеология

  5. СОЦИАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА - единственный выход из кризиса

  6. Основа социальной экономики

  7. Мои мысли и афоризмы

  8. Закон спроса и предложения в моей формулировке

  9. О роли товарно-денежных отношений в обществе

  10. Моя периодизация истории

  11. Социальная стратификация: марксисты опять не правы

  12. О примитивности классового подхода

  13. Экономика для "чайников"

  14. Новая налоговая системы для России

  15. Принципиальная ошибка в философии К.Маркса

  16. Ещё одна ошибка К.Маркса - логическая

  17. Следствие из признания ошибочности марксизма - необходимость введения ББД

  18. Карл Маркс был лаптем

  19. Проблема отчуждения не решается так, как это предполагал Маркс и Келсо

  20. О классовой борьбе

  21. Три закона рыночной экономики

  22. Самая главная ошибка Сталина и большевиков - марксизм!

  23. Тактика РФ по отношению к "открытым границам" - монополия государства на импорт

  24. О Единой Централизованной Плановой Системе

  25. Главная ошибка большевиков в области планирования

  26. Стратегическое планирование

  27. Кибернетики разрушили СССР

  28. Что такое деньги на простом примере

  29. Механизм эмиссии денег

  30. Приоритеты монетарной политики в контексте национальных интересов

  31. Не государственное планирование, а государственное стимулирование!

  32. Вопросы по межотраслевому балансу (МОБ)

  33. Был ли в СССР государственный капитализм

  34. Об уровне монетизации экономики

  35. Ответ на статью Э.Бирова о конференции движения "ЗА ПРАВДУ"

  36. Как отделить овец от козлищ?

  37. Роль платежеспособности населения в экономике

  38. В чём гениальность Кейнса и его недоработка

  39. Главный секрет советской экономики

  40. О церебральном сортинге С.В.Савельева

  41. Зачем крупному бизнесу и ТНК нужны деньги

  42. ПОЧЕМУ "СГОРЕЛИ" ВСЕ СОВЕТСКИЕ СБЕРЕЖЕНИЯ И САМ СОВЕТСКИЙ СТРОЙ

  43. "Совки" как жертвы советского образования

  44. О ЕГЭ и системе школьного образования

  45. О Творце и смысле жизни

  46. Первопричина эволюции и законов Природы

  47. О справедливости и эгоизме

  48. Моя теория социальной стабильности

  49. ТАЛОННЫЙ КОММУНИЗМ

  50. Враг социал-солидаризма - чванство

  51. О новом профсоюзном движении в России

  52. Николай Кондратьев О ПЛАНИРОВАНИИ (конспект)

  53. Чьи социальные конфликты надо решать в России

  54. ЧТО ОТ НАС СКРЫВАЛИ КОММУНИСТЫ

  55. Моя теория - почему горцы живут дольше

  56. О "КОЛЛЕКТИВНОМ РАЗУМЕ"

  57. Об интеллекте и невозможности создания ИИ

  58. О конкуренции как механизме эволюции и роли кризисов

  59. "Отчуждение" по Марксу

  60. Отличия цивилизаций

  61. Эволюция, Бог и Библия

  62. Что значит фраза "От каждого по способностям"

  63. Как избежать кризисов перепроизводства

  64. Зря нас пугают ростом финансового сектора

  65. Ответ А.Вассерману по поводу предпочтительности планирования

  66. Почему нельзя запретить оффшоры

  67. О ВАУЧЕРНОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ

  68. В социо-гуманитарных сферах не может быть оптимального решения

  69. О борьбе за существование в природе

  70. О мечтах

  71. Как модернизировать систему образования

  72. О неприменимости законов физики и химии в социальных науках

  73. Закон сохранения энергии противоречит формуле Эйнштейна

  74. Моя теория наследственности и изменчивости

  75. Возражения Ю.Пивоварову

  76. КАК ОПРЕДЕЛЯТЬ КОМПЕТЕНТНОСТЬ, или об индексе цитирования

  77. Что такое синергетические процессы

  78. Вынужденно - о переходе СССР к рыночной экономике

  79. Пара слов в защиту от сталинистов Хрущева Н.С.

  80. Некоторые замечания по поводу "Перестройки" и плана "500 дней"

  81. Проект программы

  82. О глобализации

  83. Причины дефицита в плановой экономике

  84. Возражение КОМОЛОВУ О.О.

  85. О гениальности - как возражения Т.Черниговской

  86. Необходима реформа образования

  87. О циклических колебаниях в экономике

  88. Степень конкуренции зависит от удовлетворенности потребностей

  89. Вопрос о переходе с НДС на НсП (налог с продаж)

  90. Альтернативные монетарные режимы: проблема выбора

  91. Куда же уходит сеньораж?!

  92. Чтобы поставить точку в разговорах о сеньораже

  93. Доля бюджета в ВВП

  94. С.Блинов опять неправ...

  95. Зачем Человек?

  96. В чем проблема в монетарной сфере

  97. Почему наша элита так боится "программы Глазьева"?

  98. Как определяется мировая цена нефти

  99. Что делать?

  100. "Объедает" ли Америка другие страны

  101. Что является двигателем экономики

  102. Объем денежной массы в обращении

  103. О валютном правлении - Currency Board

  104. Деньги Гезеля и демередж

  105. Мои возражения Дж.М.Кейнсу

  106. Какая же модель экономики нужна России?

  107. М.Антонову о косыгинской экономической реформе

  108. В чём я вижу главную ошибку Путина

  109. Как сделать россиян богатыми и создать 25 млн новых рабочих мест

  110. Какая экономика нужна России

  111. Миф о двухконтурной денежной системе в СССР

  112. Миф о двухконтурной денежной системе при Сталине (П.Грегори)

  113. Может ли у России быть особый путь развития?

  114. Может ли папуас быть счастливым?

  115. Либерализм - западная идеология цивилизованного рабства

  116. О поверхностном мышлении

  117. И снова об экономической политике

  118. Так ли плоха инфляция, как её малюют?

  119. Вся власть Советам!

  120. К вопросам модернизации и инновационного развития

  121. Актуальна ли сейчас для Россиии постиндустриальная экономика?

  122. О перспективах поиска товара "нового технологического уклада"

  123. Какова роль Центрального банка России?

  124. К вопросу об инновациях

  125. Новая экономическая модель для России

  126. Сколько денег должно быть в экономике

  127. Основы новой экономической концепции

  128. России нужны ГосНИИ и НПО, а не Кремниевая долина

  129. Главная причина нынешнего кризиса

  130. Надо научиться использовать наши реальные конкурентные преимущества

  131. Пара слов в защиту коррупции и о конкуренции

  132. Оптимальная форма правления

  133. О практике "формирования потребностей"

  134. Новая налоговая политика

  135. Теория понятия конкуренции в экономике

  136. Пенсионная реформа

  137. О будущем России

  138. Замечания по книге Петра Мягкова "Русская политическая экономия"

  139. Критика программы Столыпинского клуба "Экономика Роста"

  140. Что является двигателем экономики

  141. Почему Запад переходит на отрицательные процентные ставки по кредитам?

  142. Как банкиры дурят людей, или какими могут быть кредитные ставки

  143. Паршев А.: крушение легенды

  144. О роли идеологии в стране

  145. Капитализм и протестантская этика

  146. Какое предложение может родить повышение спроса?

  147. О "теории постиндустриального общества"

  148. ДАЁШЬ 80% ДОБАВЛЕННОЙ СТОИМОСТИ В ФОНД ОПЛАТЫ ТРУДА!

  149. О теории кризиса Хазина

  150. Моя теория: "левши" и "правши" - от чего это зависит?

Моя группа "Новый курс для России" в Фейсбуке
Моя группа "Социал-солидаризм для России" в Фейсбуке

О справедливости и эгоизме

Конечно, у каждого может быть своя справедливость, но я все-таки думаю, что она может быть абсолютна. Обычно все прекрасно понимают - что справедливо, но разные обстоятельства (эгоизм) заставляют их ее обходить в свою пользу. Ибо в иерархии предпочтений и ценностей все-таки выше эгоизм - с которым мы рождаемся, когда еще никаких понятий о справедливости нет. Ребенку плевать на справедливость - ему нужно молочко!

К.Юнг был неправ

"Коллективное бессознательное — согласно психологу К. Юнгу, одна из форм бессознательного, единая для общества в целом и являющаяся продуктом наследуемых структур мозга. Основное отличие коллективного бессознательного от индивидуального в том, что оно является общим для всех людей, представляет собой некий единый «общий знаменатель» для разных людей. Однако важно подчеркнуть, что под словом «коллективное» подразумеваются отнюдь не проблемы общественного порядка, наоборот коллективное бессознательное — часть психэ человека, которая является строго индивидуальной (индивид, в концепции К. Г. Юнга, не изолирован от общества, но, будучи личностью в узком смысле, он одновременно и индивидуален, и часть коллективного), поскольку именно коллективное бессознательное создает условия для индивидуации человека. Юнг обозначил его как более глубокий слой, чем индивидуальное бессознательное — за словом стоят не только прямые значения, но и более скрытые слои и смыслы бессознательного уровня.

Коллективное бессознательное состоит из архетипов (общечеловеческих первообразов)
."
Википедия

Ошибка Юнга в том, что он считал коллективное бессознательное частью информации, хранящейся в мозге каждого человека и передающейся по наследству.

Я уверен, что коллективное бессознательное хранится в биополе биосферы Земли.
Поэтому оно общее для всех людей.

О национальном сознании

Ольшанский Д.В., "Основы политической психологии."

Обыденное национальное сознание — также достаточно сложное по своей структуре и механизмам, многослойное и противоречивое, инерционно-консервативное и, вместе с тем, как бы «плывущее», постоянно видоизменяющееся образование. Это особого рода исторический синтез природно-биологического и социального опыта многих поколений хотя бы в силу своей тесной связи и производности от национального характера. Оно, одновременно, отражает насущное, актуальное конкретное социально-политическое бытие большинства представителей нации, и является продуктом длительного исторического развития.

Распространение обыденного национального сознания облегчается его большой заразительностью. Его влияние связано с так называемой «бытовой убедительностью» его аргументов. Их распространение основано на действии ряда психологических механизмов. К ним относятся массовое внушение, феномены группового давления и конформизма (склонности отдельного индивида подчиняться влиянию группы), психологического переноса собственных индивидуальных проблем на проблемы общности, а также свойственной человеку потребности в идентификации себя с большой группой.

В условиях компактной, достаточно гомогенной в этническом отношении среды, особенно среди инородного окружения, обыденное национальное сознание может гипертрофироваться, развиваясь по законам взаимной психологической стимуляции лиц, обладающих этим сознанием, и приводить к развитию бытового национализма, проявляющегося, например, в типичных национально-дискриминирующих шутках и анекдотах.

Механизмы распространения обыденного национального сознания выполняют две связанные между собой и, одновременно, противоположные задачи. С одной стороны, они выполняют задачу объединения, консолидации представителей одной национально-этнической группы. С другой же стороны, они выполняют задачу разъединения и противопоставления друг другу членов разных общностей.

В этом отношении обыденное национальное сознание является главной психологической основой национальных и этнических конфликтов на повседневном уровне. В нем культивируются связанные с национальным характером национальная вражда и ненависть, национально-этнические предрассудки и негативно окрашенные стереотипы, национальная и расовая нетерпимость и т. п. Начинаясь на бытовом, обыденном уровне, эти явления могут порождать не только локальные, прежде всего психологические проблемы, но и переходить на более серьезный, политический уровень, особенно становясь достоянием теоретического национального сознания.


Теоретическое национальное сознание представляет собой кристаллизованное, научно оформленное и четко социально и политически ориентированное обобщение избранных элементов массового обыденного национального сознания, осуществляемое с определенных социально-политических позиций. Это идеология национально-этнической группы, обычно включающая в себя обобщенно положительную самооценку прошедшей истории, сегодняшнего положения и совокупности целей развития нации, программы их достижения на уровне всей общности и основных составляющих ее отрядов, а также уже кристаллизованные нормы, ценности и образцы поведения, обязательные для каждого индивида — лояльного представителя данной национально-этнической общности.

В центре такой идеологической конструкции часто может находиться идея исключительности собственной национально-этнической группы, и тогда вся конструкция неизбежно будет приобретать националистический и этноцентрический характер, вплоть до самых апологетических версий национализма и расизма.

Теоретическое национальное сознание, основанное на максимальном внимании к идее собственной нации, может исходить и из реалистического понимания взаимозависимости наций и народов в сегодняшнем едином, противоречивом, но взаимосвязанном мире. Подобная идеологическая конструкция приобретает уже принципиально иное, интернациональное звучание. Ключевые вопросы, позволяющие квалифицировать и типологизировать варианты теоретического национального сознания, сводятся к допустимости или недопустимости компромисса, консенсуса в реализации потребностей и интересов разных национально-этнических групп, а также в выборе путей и методов разрешения почти неизбежных в реальной политической жизни противоречий. Главный вопрос звучит достаточно грубо: за чей счет жить (удовлетворять потребности)? Если за счет чужой нации — это национализм. Если за свой собственный, причем признавая права других на наличие и удовлетворение собственных потребностей — это интернационализм.

Практически, это означает наличие и степень выраженности идеи этноцентризма в теоретическом национальном сознании, а также меру его ориентированности на национальную исключительность и ее достижение любой ценой, или же на поиск и нахождение баланса интересов — не поступаясь собственными, а находя зону их сосуществования с чужими на интернациональной основе. В этом аспекте, теоретическое национально-этническое сознание смыкается с ядром национального сознания вообще, с национальным самосознанием.

Эрих Фромм о фрейдизме и "научном" обосновании природы капитализма

Э.Фромм, "Здоровое общество"

Этой точке зрения противостоит другая, в числе сторонников которой учёные от Гоббса до Фрейда, — точка зрения, предполагающая наличие фундаментального и неизменного противоречия между человеческой природой и обществом, вытекающего из якобы внеобщественной сущности человека. По мнению Фрейда, человеком движут два побуждения биологического происхождения: стремление к сексуальному удовольствию и жажда разрушения. Его сексуальные желания направлены на достижение полной сексуальной свободы, т. е. на неограниченную доступность отношений с женщинами, которые могли бы показаться ему желанными. Посредством опыта, считал Фрейд, человек обнаружил, что «половая (генитальная) любовь представляет... сильнейшие переживания удовлетворённости, даёт ему, собственно говоря, образец любого счастья». Поэтому он был вынужден «и дальше искать удовлетворения своего стремления к счастью в области половых отношений, помещать генитальную эротику в центр жизненных интересов».

Другое направление естественных сексуальных желаний — кровосмесительное влечение к матери, самая сущность которого порождает конфликт с отцом и враждебное отношение к нему. Фрейд показал важность этой стороны сексуальности, утверждая, что запрет на кровосмешение — это, возможно, «самое значительное увечье, испытанное человеческой любовной жизнью за все истёкшие времена».

В полном соответствии с идеями Руссо, Фрейд считает, что первобытному человеку ещё не приходилось или почти не приходилось справляться с ограничениями в удовлетворении этих основных желаний. Он мог не сдерживать свою агрессивность, а удовлетворение его сексуальных влечений было ограничено лишь незначительно. Действительно, первобытный человек «не знал никаких ограничений своих влечений... Культурный человек обменял часть возможности достигнуть счастья на частичку надёжности».

Соглашаясь с идеей Руссо о «счастливом дикаре», Фрейд в то же время следует Гоббсу в его предположении о существовании изначальной враждебности между людьми. «Homo homini lupus est», найдётся ли у кого мужество после горького опыта жизни и истории оспаривать это положение?» — вопрошает Фрейд. Он полагает, что существуют два источника человеческой агрессивности: один — врождённое стремление к разрушению (инстинкт смерти), другой — навязанные культурой препятствия на пути удовлетворения инстинктивных желаний. И хотя человек может посредством супер-Эго направлять часть своей агрессивности против самого себя, а небольшая часть людей способна сублимировать свои сексуальные влечения в братскую любовь, агрессивность остаётся неискоренимой. Люди всегда будут соперничать между собой и нападать друг на друга, борясь если не за материальные блага, то за «преимущества в сексуальных отношениях, могущие стать источником сильнейшего недовольства и враждебности среди людей. Если полным освобождением сексуальной жизни уничтожить и эти преимущества, т. е. отменить семью — основную ячейку культуры, то в этом случае, разумеется, будет трудно предвидеть, какими новыми путями пойдёт развитие культуры, но одно можно определённо ожидать: неискоренимая черта человеческой природы последует за ней и далее». Поскольку Фрейд считает любовь по существу сексуальным желанием, он вынужден предположить наличие противоречия между любовью и общественной сплочённостью. По его мнению, любовь по самой сути своей эгоцентрична и антиобщественна, а солидарность и братская любовь — это не первичные, коренящиеся в природе человека чувства, а отвлечённые от цели, заторможенные сексуальные влечения.

Исходя из своего понимания человека, согласно которому ему присущи стремление к неограниченному сексуальному удовлетворению и разрушительность, Фрейд с необходимостью приходит к представлению о неизбежности конфликта между цивилизацией, с одной стороны, и психическим здоровьем и счастьем — с другой. Первобытный человек здоров и счастлив, потому что ничто не мешает удовлетворению его основных инстинктов, однако он лишён благ цивилизации. Положение цивилизованного человека более надёжно, он пользуется плодами науки и искусства, но обречён быть невротиком из-за постоянно навязываемого культурой сдерживания инстинктов. С точки зрения Фрейда, общественная жизнь и культура изначально противоречат потребностям человеческой природы; человек, с одной стороны, стоит перед трагической необходимостью выбора между счастьем, основанным на неограниченном удовлетворении своих инстинктов, а с другой — перед безопасностью и достижениями культуры, базирующимися на подавлении инстинктов и, следовательно, способствующими развитию неврозов и прочих форм психических заболеваний. Для Фрейда цивилизация — это результат подавления инстинктов и вследствие этого — причина психического нездоровья.

Фрейдовское представление о том, что человеческой природе изначально присуще соперничество (и внеобщественный характер), аналогично тому, которое мы находим у большинства авторов, считающих, что черты, присущие человеку современного капиталистического общества, — это его естественные свойства. Фрейдовская теория эдипова комплекса построена на предположении о существовании «естественного» антагонизма и соперничества между отцом и сыновьями, оспаривающими друг у друга материнскую любовь. Это соперничество принимается как неизбежное, поскольку считаются естественными кровосмесительные влечения, свойственные сыновьям. Фрейд всего лишь следует этому ходу мысли, полагая, что инстинкты каждого человека заставляют его стремиться к преимущественному праву в сексуальных отношениях и вызывают тем самым ожесточённую вражду между людьми. Нельзя не видеть, что вся фрейдовская теория секса построена на антропологической посылке, согласно которой человеческой природе присущи соперничество и взаимная вражда.

В области биологии этот принцип был выражен Дарвином в его теории конкурентной «борьбы за выживание». Такие экономисты, как Рикардо и представители манчестерской школы, перенесли его в сферу экономики. Позднее настал черёд Фрейда — под влиянием всё тех же антропологических посылок — заявить о нём применительно к области сексуальных влечений. Подобно тому как у экономистов главным было понятие «homo economicus», так и у Фрейда главным становится понятие «homo sexualis».Оба — и «человек экономический», и «человек сексуальный» — очень удобное изобретение; приписываемая им сущность — изолированность, асоциальность, жадность и соперничество — придаёт капитализму видимость системы, в полной мере соответствующей человеческой природе, и делает его недосягаемым для критики.

Оба подхода — как идея «приспособления», так и представление Гоббса — Фрейда о неизбежном конфликте между природой человека и обществом — на деле означают защиту современного общества и дают одностороннюю, искажённую картину действительности.

Душевно здоровая личность — это личность продуктивная и неотчуждённая; личность, относящаяся к миру с любовью и использующая свой разум для объективного постижения реальности; это личность, переживающая себя как уникальное индивидуальное существо и в то же время чувствующая общность со своими собратьями; личность, не подвластная иррациональному авторитету и охотно признающая рациональный авторитет разума и совести; это личность, находящаяся в процессе непрерывного рождения в течение всей своей жизни и считающая дар жизни своим самым ценным достоянием. Давайте помнить также о том, что душевное здоровье — не идеал, который надо навязывать личности или которого человек может достичь, лишь преодолев свою «природу» и пожертвовав «внутренним эгоизмом». Наоборот, стремление к душевному здоровью, к счастью, гармонии, любви, плодотворной деятельности внутренне присуще каждому человеку, если только он не родился духовным или моральным уродом. Получив соответствующую возможность, эти стремления утверждаются насильственно, как это можно наблюдать во многих случаях. Необходимо особое стечение обстоятельств, чтобы перевернуть и удушить это внутреннее стремление к здоровью; и действительно, на протяжении большей части известной нам истории использование одним человеком другого вело к такому извращению.</span> Думать, будто это извращение внутренне присуще человеку, — всё равно, что бросать семена в пустынную почву и жаловаться на то, что они не взошли.

Личное пространство - зона комфорта

Почему мы чувствуем себя некомфортно, когда в толпе натыкаемся на незнакомого человека? Раздражаемся, когда коллега по работе садится за наш стол? И обижаемся, когда родственник берет нашу любимую вещь?

Все это естественно: нам свойственно защищать свое личное пространство. Человек хоть и социальное, но все же животное. А для животных личная территория и ее защита – гарантия безопасности. Конечно, нам, в отличие от доисторических предков, не нужно защищать пещеру от диких зверей. Но стремление не пускать чужаков на свою территорию осталось на уровне инстинктов. И мы бессознательно защищаем свое "я" от вторжения других людей. Все, что нам дорого, – наши вещи, квартира, место в офисе и даже дорога на работу – воспринимается как часть собственной индивидуальности. На которую никто не вправе посягать.

Личное пространство делится на несколько зон.

  • Интимная зона (расстояние меньше вытянутой руки). Эта зона предназначена для наших родных и друзей. Если мы столкнулись с кем-то в толпе или вынуждены находиться рядом с чужаком в лифте, наш организм подает сигналы тревоги. Учащается пульс, скачет давление.

  • Персональная зона (от 50 см до 1,5 м) – пространство, в которое мы пускаем знакомого собеседника, например коллегу или приятеля.

  • Социальная зона (от 1,5 до 3,5–4 м) предназначена для контактов с чужими людьми. Если мы подойдем ближе, например, спрашивая у прохожего дорогу, то натолкнемся на непонимание и испуг.

  • Публичная зона (до 7 м) предназначена для публичных выступлений. На таком расстоянии мы предпочитаем находиться, общаясь с аудиторией.

Готовность делиться пространством с окружающими зависит от нашего образа жизни и социального положения.

Психологи Научно-исследовательского центра психоанализа при МГУ выяснили, что у жителей Москвы личное пространство в пять раз меньше, чем у жителей провинции. Именно поэтому москвичи так остро реагируют, когда приезжие, не зная этой особенности московского восприятия пространства, подходят к ним слишком близко.

"Жители мегаполисов расплачиваются за комфорт душевным равновесием, – утверждает частный психолог Майя Лагутина. – Немногие способны спокойно переносить регулярные вторжения в личное пространство. Поэтому жители крупных городов вынуждены психологически дистанцироваться от окружающих. Проще говоря, обезличивать друг друга. Горожан считают черствыми. Это не так: просто они привыкли эмоционально не реагировать друг на друга. Этим человек защищает и себя, и других". Иначе впору и впрямь сойти с ума.

Свои особенности в восприятии пространства есть и у тех, кто долго жил в коммуналках. Их пространство настолько мало, что они попросту не понимают, что оно вообще может быть. Такие люди обожают очереди, предпочитают автобусы маршруткам. А все потому, что толпа для них – гарантия защищенности. Даже отстроив большой дом, купив просторную квартиру, такие люди под жилое пространство выделяют комнаты не больше, чем в родной коммуналке.

Восприятие пространства разное и у разных народов. Интимная зона многих европейцев составляет 23–25 см. У американцев – 50 см. А вот восточные нации нормально общаются на таком расстоянии и с незнакомыми людьми, что часто служит причиной непонимания и даже конфликтов с представителями других народов.

Злостные нарушители

Впрочем, заботу человека о личном пространстве могут не только не уважать, но и использовать против него. Эти злоумышленники понимают, что творят, но делают это сознательно. Нарушая личное пространство другого (захламляя своими бумагами чужой рабочий стол, пользуясь без спроса чужими вещами), они самоутверждаются, стараясь подавить противника. Часто такие агрессоры хватают собеседника за руку или пуговицу, размахивают руками, нависают над чужим столом и т.д. Кстати, это излюбленный прием начальников-тиранов, которые хотят запугать подчиненных.
Защищайся!

Тот, кто безропотно пускает других в свое личное пространство, рано или поздно заработает неуверенность в себе, считает Майя Лагутина. А значит, нужно научиться обороняться.

Столкнувшись с агрессором, прими защитную позу: резко отодвинься или отступи назад и скрести руки на груди, выдвинув одну ногу вперед. Это даст противнику понять, что ты не хочешь подпускать его к себе.
Можно попробовать самому повести себя агрессивно. Например, подойти к нарушителю, поставить руки на пояс или на бедра, наклониться вперед, холодно глядя ему в глаза. Встретив отпор, нарушитель сам перейдет в оборону.

Если агрессор постоянно захламляет твой рабочий стол, поставь естественные преграды в виде объемных папок по краям стола, отгороди место кадками с цветами, повесь на стену плакат. В общем, придай своему месту больше индивидуальности. Такой прием остановит любителей поживиться чужим пространством.

Находясь в толпе, постарайся не спешить. Уйди в сторону, замедли шаг – иными словами, дай себе глоток пространства. Если же это невозможно, поможет любимая вещь, которую ты можешь всегда носить при себе (например, браслет или нательный крестик). Она не даст твоей индивидуальности затеряться в ритме большого города.

http://www.wmj.ru/stil-zhizni/psihologiya/prakticheskaya-psihologiya/lichnoe-prostranstvo-zona-komforta/

Психология капитализма. Фобии.

Кагарлицкий Б., "Марксизм:не рекомендовано для обучения".

Государство, являясь защитником, одновременно является и главной угрозой.

Источник страха и источник защиты один и тот же. Сознание маленького человека становится совершенно невротическим. По Фромму, это сознание мелкобуржуазное. Пролетариат должен черпать чувство защищенности не из связи с государством и традиционных пут, а в собственной классовой солидарности. Это не просто красивые слова. Тот, кто сталкивался с реальностью классовой борьбы, знает, что солидарность и самоорганизация являются единственным по-настоящему надежным - и возвышающим личность - способом самозащиты. Объединенные трудящиеся готовы противостоять как государству с его репрессивной машиной (которая неожиданно начинает давать сбои), так и пресловутой рыночной стихии. Да, борьба может быть проиграна, даже очень часто она бывает проиграна, но человек, вступающий в борьбу, не отдает себя на волю бога или обстоятельств. Он защищается. Действует осознанно, как личность.

С другой стороны, Фромм пишет о развитии демократии через механизм коллективной самоорганизации. Тоталитарная система держится на общественной разобщенности. Там, где общество солидарно, тоталитаризм невозможен.

Разумеется, Фромм прекрасно понимает, что кроме тоталитарной системы есть и другие формы контроля. Потому в более поздний период своей жизни он задается теми же вопросами, что и Маркузе. Он говорит о формирующемся в буржуазном обществе агрессивном характере или об агрессивной личности. Есть два сценария поведения. С одной стороны, возможен сценарий поведения идеального пролетария, который находит защиту через солидарность, организуется, отстаивает свои права, становится гражданином. Но с другой стороны, есть так называемая мелкобуржуазная личность. Причем эти мелкобуржуазные личности по социальному положению могут быть абсолютно пролетарскими. Когда Фромм говорит о мелкобуржуазной личности, он не имеет в виду, будто рабочий обязательно должен иметь пролетарскую психологию. Это ведь всего лишь идеальные типы.

Агрессивная личность склонна искать врагов. Страхи надо персонифицировать. Размытый страх становится менее страшным, если его проецируют на какой-то объект. Этот объект не является на самом деле источником угрозы, более того, чем менее он является реальным источником угрозы, тем удобнее именно на него проецировать свой страх. Поэтому еврей, темнокожий, в нашем случае кавказец - это совершенно идеальные объекты страха, потому что на самом деле при любых проблемах, с которыми можно столкнуться при контакте с тем или иным подобным объектом, есть гораздо более опасные существа, с которыми лучше не сталкиваться вообще. Предпочтительно направить свою фобию на объект, более или менее вмещаемый в сознание. Представление о конфликте с собственным государством и крупным бизнесом для отдельного человека гораздо страшнее, чем любые кошмарные фантазии о «мировой закулисе».

Огромная государственная машина для маленького человека - тоже мистический объект. То же относится и к огромной корпорации. При столкновении с ними маленький человек твердо знает, что ТАКОЙ объект его уничтожит. Раздавит, не заметив. Шансы индивидуального сопротивления настолько не равны, что нет даже смысла думать о возможности противостояния. А вот объект, выраженный в кавказце, торгующем на рынке, в еврее-ростовщике, в некультурном темнокожем, который сидит в метро и не знает правил цивилизованного поведения (кстати, объект в бытовом отношении часто и в самом деле весьма неприятный), - такой объект по крайней мере сопоставим с маленьким человеком по физическому и политическому весу. Этот объект, в силу своей конкретности, является оптимальным врагом. Он осязаем, видим, доступен. Фобия, естественно, переносится сюда, а дальше уже вопрос технологии, как эти фобии будут использоваться государством, отдельными партиями, политиками. На основе этих фобий создаются механизмы иерархической мобилизации, которые внешне даже похожи на проявления солидарности - лишь с той разницей, что все направлено на ложный объект и управляемо вертикально.Вертикальная мобилизация - в случае успеха - позволяет построить людей и организовать их для действий, абсолютно чуждых их интересам. Как в армии: мобилизуют крестьян, делают из них солдат и отправляют расстреливать крестьянские бунты.

Чем более человек является рабом своей фобии, тем меньше он способен осознать свои интересы. Агрессивный характер представляет реальную угрозу. Он проявляется в двух типах поведения - коллективном и индивидуальном. Напуганный человек склонен к неспровоцированной агрессии. Известно, что на фронте многие героические поступки совершаются от страха. В быту результаты могут быть менее привлекательными. Испуганный человек готов нанести удар первым. Только не знает - куда. В Америке нередки случаи, когда вполне добропорядочный обыватель вдруг «слетает с катушек», хватает автоматическое ружье и начинает расстреливать всех подряд. Значит, тайные страхи вырвались наружу.

Однако демократический капитализм находит и способы гасить подобную агрессию, снимать стресс. Человек, например, идет в супермаркет. Вместо того чтобы всех подряд убивать, он начинает что попало покупать. Согласитесь, это все-таки не так опасно. Чем больше он покупает, тем больше успокаивается. У него появляется ощущение власти, контроля над обстоятельствами. Но потом, через некоторое время, стресс вернется. Все же супермаркет по сравнению с тайной полицией есть наименьшее зло, хотя функции их примерно одинаковые.

О практике "формирования потребностей"

Мне задали хороший вопрос:

«Юрий, а как ты думаешь на счет формирования потребностей.
Допустим многие люди не знают чего хотят - в голове, у них полный "бардак". Допустим переформирование мышления отдельных личностей с потребления табака на потребление витаминов. Вместо водки - кефир и т.д.?»

Я с удовольствием на него отвечаю:

Плохо думаю, раз уж спросили – «как?». Это хуже воровства. Клиент не кукла, которой позволено манипулировать всякому продавцу. Человек счастлив или хотя бы спокоен, пока не испытывает потребностей. Продавец ради собственной выгоды создает у покупателя мнимую потребность. Удовлетворив ее, покупатель через некоторое время, как правило, осознает, что его обманули, «впарили» ненужное, у него появляется недовольство, раздражение, снижается самооценка, может появиться комплекс неполноценности. Да и просто может возникнуть дефицит денежных средств.

Продавец должен помогать клиенту удовлетворять его потребность – реально существующую и осознанную, а не создавать новую. Максимум, что может – помочь осознать – в чем именно потребность, и каким именно товаром может быть удовлетворена в лучшей степени.

Не дело продавца переубеждать клиента – что ему надо – водку или кефир. Это дело врачей, друзей и пр. Если у человека есть потребность в водке – то она совершенно иная, чем в кефире: выпив кефира для храбрости и раскованности, на танцы не пойдешь. Это – разные потребности, и не могут быть удовлетворены взаимной заменой. Продавец не имеет никакого права вмешиваться в личную жизнь клиента, а тем более – манипулировать клиентом, навязывать ему что-либо. Тем более, что рано или поздно клиент поймет, что его одурачили. И это принесет продавцу в перспективе больше вреда, нежели пользы.

Вам бы хотелось, чтобы вашим сознанием манипулировали?
«Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». Вот что я думаю.

В капитализме, где каждый истинно капиталистический продавец делает всё для увеличения продаж, и, как говорят, ради выгоды готов продать собственную бабушку,  заложено антигуманное, античеловеческое, антиприродное начало. Поэтому каждый очередной кризис капитализма все более силен. А нынешний может оказаться последним. Кто раньше это поймет – у того есть шанс выйти из него с наименьшими потерями. Я имею в виду прежде всего страны, конечно. Саркози уже частично понял, только пока лишь он один. Частично – потому что не может быть капитализма с человеческим лицом. Общество, основанное на эгоизме, – не может быть долго обществом вообще, оно обязательно самоуничтожится, или станет-таки нормальным, в котором есть общие интересы и ценности, и каждый человек хотя бы немного - коллективист.